www.zonafish.ru

Международный независимый форум по рыбоводству
artisvita.ru
Уникальное предложение!!!
Продаются самки русского осетра, поколение 2014г.
Средняя навеска 2,5 кг. Подтверждение по УЗИ.
Цена – 1500 руб. за кг.
Предложение ограничено.
Телефон для связи: +7 925 101 3604
+7 903 564 6457
Галина Леонидовна
Текущее время: Ср сен 26, 2018 10:02 am

Часовой пояс: UTC + 4 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 20 ]  На страницу 1, 2  След.
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: Сб июн 02, 2012 10:47 am 
Не в сети
Активист ZonaFish
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт май 15, 2008 2:44 am
Сообщения: 44357
Откуда: СПб
Экономические проблемы организации переработки рыбы и морепродуктов в условиях Дальнего Востока

Устойчивого роста производства рыбопродукции в Приморском крае, ярко прописанного в краевой целевой программе "Государственная поддержка развития береговой рыбопереработки на 2010-2013 гг.", не получилось. Виной всему несоответствие мыслей, рожденных когда-то в коридорах власти, реальным процессам на рынке. Такой вывод сделали участники состоявшегося на прошлой неделе в Дальрыбвтузе круглого стола "Экономические проблемы организации переработки рыбы и морепродуктов в условиях Дальнего Востока".

С выходом в свет в 2010-м программы в крае впервые был анонсирован "глубокий интерес" чиновников в технологическом преобразовании отрасли. Новый подход прежде всего подразумевал внедрение "высокопроизводительных и эффективно перерабатывающих технологий". В качестве "точечного" инструмента было избрано субсидирование из краевого бюджета части затрат предприятий - на производство рыбопродукции и уплату процентов по кредитам. Целевые индикаторы "сверкали" на бумаге: до 2013 г. рост выпуска готовой продукции планировался с 58 тыс. т до 136 тыс. т. Причем в прошлом году данный показатель должен был достигнуть отметки в примерно 90 тыс. т.

Однако субсидирование части затрат от 1,2 руб. до 25 руб. за 1 кг выпущенной и реализованной продукции превратилось в идефикс пресловутой модернизации. "Правильнее было бы субсидировать затраты на приобретение оборудования для глубокой переработки рыбы. Ведь развитие предприятий береговой переработки сдерживают в основном проблемы технического характера", - сообщил Сергей Лелюхин, президент Ассоциации разработчиков, производителей и поставщиков рыбоперерабатывающих комплексов и оборудования (АРППРКО).

В результате программный сбой произошел по всем фронтам. Во-первых, выпуск товарной продукции в 2011-м не превысил и 68,3 тыс. т. Во-вторых, количество рабочих мест, которое до 2013 г. планировалось увеличить на 15%, на деле в прошлом году сократилось на 6,4%. И в целом, как признали в администрации края, эффективность программы составила 89,9% и сегодня требуется ее полное переосмысление. "Необходима разработка стимулирующих мероприятий, направленных на расширение выпуска иных, кроме консервов, видов продукции рыбоперерабатывающими организациями", - отмечают в администрации края.

Производственные мощности организаций рыбоперерабатывающего комплекса Приморского края способны переработать около 200 тыс. т рыбы и морепродуктов. Но сегодня их уровень использования более чем скромный. Например, цеха по выпуску рыбы копченой, сушено-вяленой и балычных изделий задействованы на 45%, консервов - на 55,3%. Причем за последние десять лет "консервные" мощности сократились на 49%. Единственный "свет в конце туннеля" - мороженая рыба, здесь переработчики стараются использовать оборудование на 80,7%. Потому что все направляется на экспорт. "Поэтому вклад рыбохозяйственного комплекса в валовой региональный продукт Приморья не превышает и 7%", - доложил Виктор Шаповалов, руководитель Приморскстата.

Сергей Лелюхин: "Слабость" отраслевых игроков перед экспортными выручками вообще подрывает рыбохозяйственный комплекс. Даже икру лососевых пород предприятия предпочитают продавать в мороженом виде, хотя ее стоимость в виде консервов увеличивается в разы. Между тем в связи со вступлением России в ВТО встает вопрос о перспективах налоговых сборов после переходного периода и снижения импортных пошлин во всех отраслях народного хозяйства, включая и рыбную. Компенсировать потери бюджета можно будет через увеличение мультипликатора добавленной стоимости рыбы (отношение валовой добавленной стоимости рыболовства к стоимости выловленных первичных биоресурсов). Сегодня эта величина в России составляет 1,05, а, к примеру, в США - 7,75. Т.е. с 1 кг рыбы американские рыбаки производят продукции в семь раз больше российских".

Александр Латкин, директор Института международного бизнеса и экономики (ВГУЭС): "Вопрос не в том, сможем ли мы переработать рыбу. Вопрос: как снизить себестоимость производства? Только недавно разговаривал с директором одного завода, правда, не рыбоперерабатывающего. Я его спросил: "Какова будет себестоимость производства на вашем заводе обычных настенных часов?" Взяв калькулятор в руки, проведя некоторые математические расчеты, он ответил: "1,1 тыс. руб.". Смешно, если бы не было так обидно: в Китае аналогичную продукцию производят за 200 руб.".

Давид Шевченко, профессор кафедры "Производственный менеджмент" Дальрыбвтуза: "Моральный и физический износ техники и технологии производства в рыбной отрасли достиг катастрофических величин - 70-75%. Фондоотдача падает, а производительность труда не выдерживает никакой критики. Стоит ли удивляться тому, что большая часть рыбохозяйственных предприятий выпускает низкокачественную, неконкурентоспособную продукцию, которая не пользуется стабильным спросом еще и по причине ее дороговизны?"

Рыбохозяйственному комплексу необходимо в срочном порядке внедрять ресурсосберегающие технологии. Специалистами соответствующие механизмы уже изучаются или же находятся в стадии проектирования. Но по доброй российской традиции процесс растягивается, и существует опасность, что займет он бесконечно долгое время. Потому что пока вся научно-техническая активность в отрасли сводится к банальной покупке "бэушного" оборудования одной приморской компанией у другой. Причем схема эта с каждым годом становится все популярнее: если в 2009-м по такому принципу было позаимствовано технологий на сумму 158 млн руб., то в 2010-м - на 177 млн руб.

Попадут под сокращение?

Если раньше Приморский край был абсолютным лидером по рыбопереработке в ДФО, то сейчас его вес снизился. По информации участников круглого стола, в Камчатском крае уже возведено два завода по переработке лососевых, еще два общей производительностью 650 т в сутки находятся в стадии строительства. В Магаданской области построен завод мощностью 100 т в сутки. В Приморье же мощности не только не увеличиваются, а наоборот, могут сократиться.

Сергей Лелюхин: "Проблема в оснащении производственных цехов современными очистными сооружениями. Причем проблема не столько в отсутствии средств на научную разработку проектов и техническое переоснащение предприятий в соответствии с действующими нормами, сколько в низком исполнении самих проектов. По этой причине в конце апреля с.г. была приостановлена деятельность ООО "Деликон Продукт". Аналогичные проблемы грозят и другим приморским компаниям - ЗАО "АПК Славянский-2000", ОАО "Южморрыбфлот", ООО "Зарубинская база флота", ООО "Рыбзавод Большекаменский".

Пока приморские рыбаки "включают мозги", рынок постепенно переходит под контроль "москвичей". Они, в частности, выстраивают вертикально интегрированные холдинги. Первой движение начала компания "Русское море", уже прибравшая ЗАО "Ролиз" и намеревающаяся сделать то же с ОАО "Находкинская БАМР". С другой стороны, не снижает своей активности китайская Pacific Andes. Согласно проспекту эмиссии облигаций за 2010 г. Pacific Andes обеспечила три года назад заключение договоров на управление 23 траулеров, принадлежащих российским рыболовным компаниям (названия судов и контрагентов не раскрываются). По некоторой информации, цена договора варьируется от $56 млн за 10-летний договор до $150 млн за 18-летнее соглашение. Кроме того, все договоры предполагают выплату до 20% от операционной прибыли владельцев флота в пользу операторов. От имени российских рыболовных компаний договоры на управление судами заключены их агентами, компаниями Perun и Altair, также входящими в группу компаний Pacific Andes.

"Pacific Andes не собирается терять свое влияние в российских водах, пусть и опосредованное. А стремление торговых сетей федерального и регионального значения развивать собственными силами переработку рыбного сырья понятно: востребованность российским рынком продукции глубокой переработки растет, а имея логистические и складские возможности, им проще работать в формате вертикально интегрированного холдинга. Это в лучшем случае создает серьезную конкуренцию дальневосточным предприятиям, в худшем - большая часть из них окажется в банкротском состоянии", - дал прогноз Лелюхин.

Чтобы смягчить удар, по мнению экспертов, необходимо создать в Приморье рыбохозяйственный кластер, способный консолидировать усилия производителей, государственных структур, науки и образования: для разработки и производства высокотехнологичных перерабатывающих комплексов. А также стимулировать внутренний спрос на качественные продукты из рыбы и морепродуктов. Соответствующие предложения участники круглого стола направили губернатору края Владимиру Миклушевскому и в Росрыболовство. "Если не поступит реакции, то программа развития пищевой переработки до 2020 г., утвержденная российским правительством, окажется на грани срыва. А 37 млрд рублей, заложенные в документе, уйдут впустую", - резюмировал Юрий Горбачевский, заместитель генерального директора ООО "Технострой".
http://www.fishnotice.com/analytics?idnews=180211


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Вт июл 16, 2013 9:05 am 
Не в сети
Активист ZonaFish
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт май 15, 2008 2:44 am
Сообщения: 44357
Откуда: СПб
Рыбоперерабатывающие предприятия Сахалина стимулируют браконьеров, принимая у них рыбу - ТУ Росрыболовства

Южно-Сахалинск. 16 июля. ИНТЕРФАКС-ДАЛЬНИЙ ВОСТОК - Рыбоохрана в ходе нынешней лососевой путины будет проверять рыбоперерабатывающие предприятия Сахалина и местные рыбные рынки с целью выявления браконьерской рыбы, сообщил заместитель руководителя Сахалино-Курильского терруправления (СКТУ) Росрыболовства на общественных слушаниях, посвященных лососевой путине Руслан Непомнящий.

"Браконьеры - долгожданные гости на многочисленных официальных и подпольных рыбоперерабатывающих предприятиях Сахалина", - отметил он.

Р.Непомнящий привел пример, что в прошлом году рыбоохрана несколько дней наблюдала, как разные граждане мешками несли явно браконьерскую рыбу на одно из местных легальных рыбоперерабатывающих предприятий.

"Когда мы пришли на это предприятие с проверкой, руководитель нам предоставил совершенно легальные документы, подтверждающие, что данная рыба вплоть до килограмма была выловлена одной из рыбодобывающих компаний региона", - рассказал он, добавив, что рыбопромышленники, покрывая таким образом браконьеров, сами создают экономические предпосылки для процветания браконьерского промысла.

"В этом году мы запланировали ряд мероприятий в этом направлении. Посмотрим, какой будет от них эффект, но пока данная работа очень сложная в плане оперативного сопровождения", - пояснил представитель СКТУ. По его словам, такие дела разваливаются, не доходя до судов, или в судах.

Он также сообщил, что только в первом полугодии 2013 года СКТУ совместно с УМВД в ходе проверок рыбных рынков Южно-Сахалинска изъяло там более 8,5 тонн браконьерских водных биоресурсов.

"Ручейки браконьерской рыбы стекаются в мощные потоки, и в конечном итоге эта рыба легализуется и вывозится в больших объемах на продажу за пределы региона и страны", - отметил Р.Непомнящий.
http://www.interfax-russia.ru/FarEast/n ... 5&sec=1671


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Сб авг 16, 2014 8:21 am 
Не в сети
Активист ZonaFish
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт май 15, 2008 2:44 am
Сообщения: 44357
Откуда: СПб
На Сахалине не знают, как бороться с заморами на реках

Состоявшееся сегодня заседание областной комиссии по добыче анадромных рыб выдалось горячим. Во-первых, шла речь о том, что делать с возможными заморами на реках.
Как доложил руководитель "Сахалинрыбвода" Владимир Самарский, на юг Сахалина активно пошла горбуша. Возникла реальная угроза рекам Жуковка, Анна, Шишкевича, по оперативным данным, аналогичная ситуация начинает складываться на реке Игривой.
Напомню, что большая часть сахалинских рек имеет ограниченную площадь нерестилищ. Если туда зайдет больше производителей, чем нужно, они перекопают оставленные прежним ходом нерестовые бугры, а сами погибнут от недостатка кислорода, так и не отложив икру. Продукты разложения, в свою очередь, отравят реку, и в течение нескольких лет она не сможет быть нерестовой.
Долгое время заход лосося на нерест регулировался рыбоучетными заграждениями — РУЗами. Насколько правильно они применялись — это отдельный вопрос. Но сейчас дело не в том. С этого года РУЗы "с правом изъятия производителей" запрещены правилами рыболовства. Например, комиссия сегодня единодушно проголосовала за установку РУЗа на Игривой. Но он ничего не даст для предотвращения замора — только статистику. Излишних производителей на нем брать нельзя, это браконьерство, за чем правоохранительные органы следят легко и охотно.
По словам руководителя Анивской ассоциации рыбопромышленников Анатолия Кобелева, ничего не дадут даже столь же осуждаемые рыбопромысловые участки на реках (их, впрочем, совсем немного), поскольку полностью перекрывать фарватер правилами запрещено.
Как подчеркнул Владимир Самарский, есть несколько законных вариантов решения проблемы заморов. Во-первых, передвигать ставные невода ближе к устьям рек. Но при этом признал, что идея практически нереализуема, поскольку придется передвигать всю цепочку неводов разных организаций по всему побережью (опять же в соответствии с правилами рыболовства).
Во-вторых, использовать закидные невода в устьях рек. Это орудие лова надо только вписать в рыболовные билеты. Не не везде есть возможность применения таких неводов.
В-третьих, можно просто перегораживать реку, например, сеткой-рабицей. Но рыба, скопившаяся в предустьевой зоне, все равно погибнет. По выражению рыбаков, она уже "схватит пресняка", в ней начнутся необратимые генетические изменения, и в поисках другой реки она не пойдет. Однако если с точки зрения общественности такая гибель той же горбуши в реках считается естественной, то кто будет отвечать за массовую гибель рыбы перед входом в реку? Арендатор промыслового участка, который поставил загородку? А ему это надо?
Многие, наверняка, зададутся вопросом: а почему бы не отдать эту рыбу народу, пусть ловит. Так в правилах рыболовства и этого нет — ловить горбушу можно только в установленных местах, по лицензиям.
Словом, руководители и Сахалино-Курильского управления Росрыболовства (СКТУ), и "Сахалинрыбвода" в растерянности. Ничего не может сказать межрайонная природоохранная прокуратура, которая в прошлом году выступала против "РУЗов с изъятием". Идут лишь требования принять "меры по предотвращению заморов", но таких мер законодательно не предусмотрено. Поэтому СКТУ и "Сахалинрыбвод" попросили комиссию обратиться к рыбакам, чтобы они по возможности использовали один из трех выше названных способов.
— Тут уже не до гибели рыбы в предустьевой зоне, тут реки спасать надо, — поддержал это обращение проводивший заседание комиссии заместитель председателя правительства области Сергей Карепкин.
То есть перед некоторыми рыбопромышленниками сегодня стоит непростой выбор. Им рекомендовано или сохранить нерестилища "своей" реки, или, поставив загородку, подвергнуть себя жесткой критике со стороны экологической общественности и привлечь внимание правоохранительных органов.
Кстати, на севере Сахалина промысел пока так себе. И потому Владимир Самарский озвучил предложение ограничить промышленный лов лосося в предустьевой зоне Тыми, которая практически не заполнена. Комиссия приняла решение, что через трое суток рыбопромышленники должны будут "зашивать" невода на расстоянии 10 километров от устья, а также от пролива Анучина, соединяющего Ныйский залив с морем. Такие ограничения, кстати, уже приняты по Поронаю.
Однако будет ли выполнено это решение? По этому поводу на заседании возник неожиданный конфликт.
Напомню предысторию, которая уже озвучивалась: комиссия своим решением ограничила длину неводов на участке мыс Свободный — мыс Крильон до 500 метров. Это было сделано для того, чтобы обеспечить проход горбуши на нерестилища Анивского залива, где, как известно, в последние годы с промыслом складывается очень нехорошая ситуация. Но многие рыбопромышленники просто не исполняют это решение и держат двухкилометровые невода. В итоге на сегодняшний день в Корсаковском районе добыто 15 тысяч тонн лосося, из них половина на упомянутом участке, где вместимость нерестилищ, по словам директора СахНИРО Александра Буслова, только 160 тонн горбуши. Ясно, что идет перехват.
Но неожиданно на сторону нарушителей встали пограничники. Дело в том, что к сфере компетенции традиционной рыбоохраны относятся только внутренние водоемы. За море отвечает Госморинспекция пограничного управления береговой охраны ФСБ.
И как заявили на заседании представители этого управления, "мы не можем ограничивать предпринимательскую деятельность, а решение о сокращении длины неводов — это и есть ограничения". А решения комиссии по анадромным рыбам по инструкциям для них не указ, поскольку они касаются только органов исполнительной власти "субъекта" и непосредственно рыбопромышленников, а пограничники — "федералы". Словом, вопрос в стадии разбирательства, а потому никого принуждать к выполнению решений комиссии вне рамок федерального законодательства погранслужба не может. И в этом ее, кстати, поддерживает межрайонная природоохранная прокуратура.
Недоуменный вопрос, почему в прошлом году все было иначе, остался без ответа. Как и просьба назвать, какие предприятия все-таки оставили двухкилометровые невода...
А между тем, согласно одним законодательным нормам, региональная комиссия по анадромным рыбам является единственным органом, полномочным управлять лососевой путиной. А с другой стороны, никаких полномочий по исполнению ее решений "субъект", то есть область, не имеет, все отдано "федералам" — МВД, ФСБ...
— Это что же? — взвился Анатолий Кобелев, который крайне заинтересован, чтобы лосось пришел в залив Анива. — Наши рыбаки тоже могут не выполнять решение комиссии?
Судя по всему, выяснилось, что выполнять это решение они обязаны, а вот наказать за невыполнение никто, кроме "федералов", не может, а у тех "свое мнение".
— Наши представители незамедлительно отправятся в этот район, — заявил Сергей Карепкин, — и комиссионно проверят длину всех неводов. Мы будем всеми средствами отстаивать свою позицию о том, что, в первую очередь, должны быть заполнены нерестилища, а уж потом должен вестись промысел. И в суде отстаивать, и обращениями к вашему вышестоящему начальству...
И все это происходит в момент так называемых санкций и не слишком удачной лососевой путины — по большинству регионов Дальнего Востока идет отставание от сравнимого 2012 года.
А сверху идут установки по недопущению роста цен на рыбу и об увеличении поставок дальневосточной рыбы на общероссийский рынок. Об этом, в частности, известил, правда вне рамок заседания комиссии, руководитель областного агентства по рыболовству Павел Колотушкин.
— Да без проблем, — ответили представители рыбацкой общественности. — Только сделайте нам немного таких же субсидий, как сельскому хозяйству. И еще — в заграничном порту сдача рыбы оформляется за 2 часа, а чтобы отправить ее в центральную Россию, требуется около месяца. Необходимы отдельные анализы молок, икры, голов и тушек. Кто это придумал?
Ответа, как обычно, нет.

Вадим Горбунов

Обсуждение

вот же чушь порят))) возьмем например лет 20 назад, разве были заморы в реках?!, не было, даже если и были, реки от этого не страдали и не умирали. Естественные природные процессы происходят, и уже ни одну сотню лет. А как человек свои ноздри запилил на реки, когда поставили рузы или как их там, так сразу заморы в реках, реки умирают, медведь злой стал, и т.д. и т.п. Коренные Сахалинцы вам не надоело хавать эту ерунду еще и дискутировать кто прав кто нет. Есть одно единственное и правильное решение - выгнать все "контролирующие посты" со всех рек, добыча лосося только в море, не нужно контролировать заход рыбы в реки, нужно контролировать бракашей, чиновников и наказывать их за нарушение.
анонимный 12:10

http://www.sakhalin.info/news/95374/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Вт авг 19, 2014 9:56 am 
Не в сети
Активист ZonaFish
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт май 15, 2008 2:44 am
Сообщения: 44357
Откуда: СПб
Как это устроено. Переработка рыбы
Фоторепортаж

Папа — рыбак, мама — икорщица, сын — обработчик. Вполне сахалинская схема профессиональной династии. Каждый островитянин хоть раз был связан с рыбой: тогда или сейчас. На худой конец он эту рыбу любит и активно (в зависимости от объема кошелька) ест. Но если вас это не коснулось или вы забыли, как пахнет влажное производство, — добро пожаловать на завод. Корреспонденты ИА Sakh.com побывали в цехах и выяснили кто, как и из чего готовит рыбные консервы.

По законам рыбного времени
Рыбоперерабатывающий комплекс "Колхоз имени Кирова" — отдельный поселок внутри поселка Озерского со своей инфраструктурой, общежитием, столовой и производственными цехами. Колхоз живет в особом рыбном ритме — просыпаясь к первому подвозу сырья и засыпая, когда разделана последняя тушка.
Свои порядки царят и внутри производственных цехов — во главе иерархии здесь культ чистоты. Особенно ревностно относятся к допуску в икорный цех. Но и туда, где перерабатывают "обычную" рыбу, просто так не пустят — сперва каждого посетителя "упаковывают" — халат, шапочка, сапоги. Не промочив ног, в цех не зайти: перед каждой дверью — неглубокий бассейн со специальным раствором.
Из 106 человек, работающих на предприятии сейчас, в путину, 90 — это студенты из Омска. Многие из них на Сахалине впервые увидели море, некоторые только на работе смогли попробовать красную рыбу.

Ножик внутрь — кишки наружу
На завод рыба приезжает упакованной в зеленые контейнеры — в каждом по 800 килограммов сырца. Везут горбушу и кету из Анивы — в акватории самого Озерского красной рыбы минимум. Юркие погрузчики вываливают содержимое увесистых баков в приемный бункер, и рыба начинает свое путешествие по многочисленным линиям завода.
Сперва — разделка. Горбуша поступает на четыре "дорожки". Сверху вниз по конвеерной реке рыба течет прямо на гильотину — здесь отсекают головы. Затем тушка движется на круглый нож, который вспарывает брюшину и с помощью вакуумной системы вынимает внутренности. Участие человека здесь минимизировано — работники только контролируют процесс, а все остальное делают умные заграничные машины. Пачкать руки приходится лишь на сортировке — отделить отходы от икры и молок автоматику пока не научили.
— Тут главное — быстро отобрать икру и спустить молоки, — студентка Омского аграрного института Марина Рук всего месяц на острове, но в деле уже поднаторела. — Моря нет у нас, только река Иртыш. На Сахалине и горбушу впервые увидела, почувствовала и попробовала. Вкусная рыба.
За 12 часов смены студенты с наставниками разделывают до 100 тонн сырья. Могут и 250 — мощности завода это позволяют. Главное, чтобы рыба была.

Расслоение рыбного общества
Вся потрошенная и вымытая рыба поступает на главный транспортер линии сортировки. После беглого осмотра команда экспертов распределяет тушки по корзинам: красный цвет — первый сорт, синий — второй. Это внутреннее деление по сортам — так завели на предприятии. Технические регламенты нашей страны подобной заботы о потребителе не предусматривают.
— По-нашему первый сорт — это королева среди рыб. Она идеальна во всем: и в цвете, и в весе. И голова правильно обрезана. Плечевая косточка должна быть прикрыта тканями, — раскрывает секреты завпроизводством Любовь Золотова. — Ко второму сорту отходят тушки, кому лишнее отрезали.
Ну а та рыба, которой крепко досталось по пути от моря до завода, горбуша с внешними повреждениями, уходит на линию консервов. После взвешивания из пластиковых корзин рыбу укладывают в блок-формы — каждая вмещает по 20 килограммов.
— Сам поддон весит 3 килограмма 300 граммов. За день даже не знаю, сколько это получается, но много. Ничего справляемся, — отвлекается от сортировки житель Озерска Вячеслав Шишкин. — Вообще я такелажник. Но обычно на путине подрабатываю. До этого в море выходил, на неводах стоял. А этим летом решил попробовать себя в обработке.

Холодный прием
Промаркированные металлические поддоны двигаются по ленте дальше и через "окошко" попадают на линию заморозки. Поддонами с красной и синей "татуировками" (первый и второй сорта) "забивают фрейзера" — специальные морозильные камеры. Всего их на комбинате 10. В каждую вмещается по 150 противней. Замороженные рыбные блоки пакуют в мешки и отправляют на склад. Путь этой рыбы на заводе завершен — теперь ее сформируют в партию и продадут: сначала оптом, а затем в розницу.
Впрочем, рыбу без маркировки тоже "пытают" температурой — тушки обильно пересыпают льдом и укладывают в термо-кубы. Там, в тишине и холоде, она будет ждать своего часа, пока на консервном конвейере не освободится место. Лед в промышленных объемах делают в ангаре по соседству — в разгар путины холодильная установка без дела не стоит.
— Обычно на готовой продукции стою, но попросили подменить, — перекидывает лед лопатой омич и железнодорожник Игорь Силантьев. — Я на путине заработал на машину. Подкопил и купил. Еще в Сочи работал на стройке, но здесь нравится больше. Уютно, по-домашнему. И климат почти такой же, как в Сибири. Только влажность побольше.
Отдельно от рыбьих тушек морозят молоки — пикантный деликатес тоже отправляют на склад, где они и дождутся заинтересованного заказчика.
— Молоки мы тоже, естественно, хорошо моем, сортируем и упаковываем в картонные коробки. Я записываю количество молок первого и второго сорта, который забиваем во фрейзера, — переворачивает страничку блокнота учетчик Марина Клементьева. — На рыбе работаю шестой сезон. Специально прилетаю из Благовещенска. Очень мне эта работа нравится.

Металлическое бессмертие
Важная часть продукции завода — консервы. Рыба поступает сюда сразу после потрошения. Перед закаткой в банки ее промывают и вручную убирают недочеты, которые допустил конвейер. Специальная ложка с непрерывно бьющей струей воды легко справляется с отделением от рыбьего хребта всего, что к хребту не должно быть прилеплено. После этого будущие консервы еще раз моют, режут и с аптечной точностью раскладывают по банкам — в каждой от 211 до 218 граммов. В составе только соль, вода и, собственно, рыба.
Окутанные дымкой из пара открытые банки проходят малый и довольно загадочный круг, в конце концов попадая в петлю неизбежности — американский закаточный аппарат. Не успев остыть, герметично закрытые консервы силой ленты и рук отправляют в автоклавы. Там за 77 минут стерилизации банка с сырой рыбой превращается в банку с консервами. Кстати, автоклавы здесь тоже "заморские" — родом из Испании. За раз в одном аппарате стерилизуется по четыре корзины — в каждой по 1920 банок.
Готовый продукт награждают этикетками и упаковывают в коробки. Дальше их ждет склад, где, по словам представителей компании, товар с логотипом "Курильский берег" не залеживается — практически все 80 тысяч банок дневной выработки отправляют на полки магазинов.
Сейчас завод выпускает 4 вида консервов: сельдь, горбушу, сайру и рагу — все натуральное и в собственном соку. В планах у рыбного "колхоза" расширить ассортимент — к зиме будут выпускать рыбу в белом и красном соусах.

Соленый воздух свободы
Когда кончается очередная партия рыбы, на заводе наступает долгожданный перерыв. Говорливыми косяками приезжие студенты выбегают из современных, но неизменно пропахших рыбой цехов, чтобы вдохнуть насыщенный солью и йодом морской воздух.
Для них путина на далеком Сахалине — возможность на несколько месяцев выйти из-под родительской опеки, обрести финансовую независимость и чуть-чуть повзрослеть. Они сидят на краю бетонной пристани и смотрят на пятиэтажки Озерского — места, которые путина всякий раз оживляет.
А для всех остальных — нас, сахалинцев, рыба — еще один повод для гордости, и, быть может, один из мотивов для жизни на огромном пространстве суши от мыса Крильон до мыса Елизаветы.
http://www.sakhalin.info/weekly/95441/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Вс сен 28, 2014 9:43 am 
Не в сети
Активист ZonaFish
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт май 15, 2008 2:44 am
Сообщения: 44357
Откуда: СПб
Ученым предстоит объяснить неточности «лососевых» прогнозов

На 23 сентября в Дальневосточном бассейне освоено более 312 тыс. тонн тихоокеанских лососей. Отраслевым НИИ поручено в конце года провести анализ путины и определить причины несоответствия прогнозов и фактических подходов рыбы по некоторым районам.
В Камчатском крае добыто около 140 тыс. тонн лососевых, в Сахалинской области – более 106 тыс. тонн. В Хабаровском крае за путину рыбаки освоили более 60 тыс. тонн, в Магаданской области - 2,3 тыс. тонны. На настоящий момент продолжается промысел кеты в Сахалинской области и Хабаровском крае. Причем в последнем суммарный вылов уже достиг рекордных величин. В Приморском крае ход кеты только начинается. Всех видов тихоокеанских лососей добыто 1,3 тыс. тонн.
Заместитель руководителя Росрыболовства Василий Соколов на заключительном заседании штаба путины в целом охарактеризовал предварительные результаты лова как удовлетворительные. Несмотря на слабые подходы горбуши к берегам Западной Камчатки и в район Южных Курил, в текущую путину в Дальневосточном бассейне были достигнуты рекордные уловы нерки, кеты и кижуча.
В целях обеспечения своевременных и бесперебойных поставок продукции из тихоокеанских лососей в центральные регионы страны замглавы Росрыболовства поручил руководителям территориальных управлений ведомства совместно с региональными органами власти представить информацию о загруженности холодильных мощностей в каждом регионе, а также информацию о состоянии дел с подвижным составом РЖД.
Директор Камчатского НИИ рыбного хозяйства и океанографии Олег Лапшин рассказал, что промысел тихоокеанских лососей практически полностью завершен. Промышленный лов кижуча будет продолжаться до 26 сентября в двух реках восточного побережья – Вахиль и Жупанова, для которых характерен поздний ход этого вида лососей.
По оперативной информации в режиме промышленного рыболовства в период путины 2014 г. в Камчатском крае добыто около 38 тыс. тонн горбуши, 50 тыс. тонн кеты, 36 тыс. тонн нерки и 13 тыс. тонн кижуча.
Как сообщили Fishnews в центре общественных связей Росрыболовства, в ходе авиаучетов получены данные об удовлетворительном заполнении нерестилищ нерки, кеты и кижуча на Западной Камчатке. Планируется, что в начале октября авиаучеты продолжатся на юге Карагинской подзоны, в бассейне реки Камчатка.
Руководитель Сахалино-Курильского теруправления Росрыболовства Максим Козлов доложил, что в текущем году вылов тихоокеанских лососей осуществляли 223 пользователя. В прилегающих к Сахалинской области водах добыто около 83 тыс. тонн горбуши, 22 тыс. тонн кеты, 1,3 тыс. тонн нерки, 800 тонн кижуча.
Путина в регионе продлится до ноября, в основном будет облавливаться кета, хотя по информации СахНИРО пик ее подходов уже пройден. Нерестилища на ключевых реках области заполнены хорошо.
Для Хабаровского края лососевая путина 2014 г. оказалась более благоприятной – уловы достигли исторического максимума. Горбуши освоено более 22 тыс. тонн, кеты – около 38 тыс. тонн. На лососевых заводах началась работа по закладке икры, проблем с заполнением нерестилищ нет.
По итогам совещания Василий Соколов поблагодарил всех за высокий уровень организации и проведения лососевой путины в Дальневосточном бассейне. Замглавы Росрыболовства отметил, что исследовательским институтам поручено провести в конце года анализ путины и определить причины несоответствия прогнозных оценок и фактических подходов лососей по некоторым районам.
http://fishnews.ru/news/24559


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Пн ноя 03, 2014 12:31 pm 
Не в сети
Активист ZonaFish
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт май 15, 2008 2:44 am
Сообщения: 44357
Откуда: СПб
Косяки проблем
Наталья Радулова посмотрела и послушала, чем живут сахалинские рыбаки
ФОТО
Россия ввела ограничение на ввоз рыбы из Евросоюза, но отечественной продукции от этого на прилавках больше не стало. Корреспонденты "Огонька" посетили Сахалинскую область, чтобы выяснить: где рыба?

Наталья Радулова, Сахалинская область.

"Мы тут, на Сахалине, умеем только рыбу ловить и чистить,— Людмила Гусева, 63-летняя рыбообработчица, острым ножом ловко разделывает сайру, плывущую мимо нее по конвейеру.— Вот так хвостик обрезаешь — раз, кишочки вытаскиваешь — два. Все, следующая". Людмила Викторовна трудится на новом консервном заводе, который является частью рыбоперерабатывающего комплекса "Колхоз им. Кирова". Это, пожалуй, единственное доходное место для всех жителей села Озерское, где расположен завод, и для многих других жителей окрестных мест. Тут можно подработать в путину, когда рабочие руки очень нужны, а если повезет, то и устроиться на круглогодичную постоянку. "В путину, с июля по сентябрь, у нас зарплата около 80 тысяч,— хвастается рыбообработчица,— а в обычные месяцы где-то около 30. Будет рыба — будут деньги. Мы в эту путину переработали 7 тысяч тонн кеты и лосося. Это не рекорд, но нормально. Сейчас делаем консервы, расценки на сайру тоже неплохие. Хотя лично я хотела бы мясо в консервы закатывать — оно как-то надежнее, от капризов Нептуна не так зависишь". Людмила Викторовна не считает свой труд тяжелым: "Это только после долгого перерыва ноги сначала гудят и спина болит, а потом привыкаешь. Да и куда деваться? У меня вот дочка развелась сейчас, с внуком сидит, ей надо помочь. Машину надо новую купить, приодеться — я хоть пенсионерка, но женщина еще видная".

— На этом заводе еще в советские времена работали мои родители,— Наталья Ахметшина тоже трудится рядом, на конвейере.— Еще несколько лет назад мы думали, что все, колхоз наш развалился окончательно, заводу конец. Но пришли новые хозяева, все возродили, отстроили заново, и знали бы вы, как мы этому рады. Раньше все отсюда уезжали — кто куда. А сейчас у села будущее появилось, Дом культуры вон построили даже. Еще бы рабочих мест побольше.

Завод этот — лучший в Сахалинской области по уровню технического оснащения. Другие предприятия, особенно мелкие, занимающиеся переработкой рыбы и морепродуктов в Сахалинской области, ему не конкуренты, может, поэтому и закрываются одно за другим. "Я раньше в соседнем Корсакове работала, а теперь все, обанкротились хозяева,— говорит еще одна "колхозница" Наталья Нурбаева.— Повезло, что взяли сюда. Мы все же люди опытные, я, например, в рыбообработке уже 20 лет. Так что теперь нас, банкротов, из Корсакова автобус сюда каждый день возит. Главное, чтобы владельцев наших не сильно прижимали, чтобы дали им поначалу хоть вздохнуть и нам вместе с ними".

На курильском острове Итуруп тоже целый поселок Рейдово зависит от рыбоперерабатывающего комплекса: только тут и можно заработать, шутка ли — почти 500 рабочих мест. Владимир Веретковский, капитан с 1981 года, поднимает над своим маленьким рыболовным судном большой, яркий, будто только что выстиранный российский флаг. Принадлежность острова оспаривает Япония, возможно, поэтому триколоры развеваются тут не только над каждым суденышком, но и над многими воротами домов, а на самом большом здании поселка на всякий случай написано: "Курилы — земля российская". "Я живу тут всю жизнь,— рассказывает капитан,— нигде больше не работал. Как с армии пришел, так рыбу и ловлю. В этом году нас природа испугала немного: горбуша от нас отвернулась. Обычно мы вылавливаем около 5 тонн, а в этом году поменьше. Но это по всему Дальнему Востоку не очень удачная лососевая путина. Но ничего, у нас еще треска есть, кета, терпуг, минтай... Вот минтая почему вы в Москве не едите? Это же вкуснейшая, полезнейшая рыба! В Европе на ура идет. А россияне ее почему-то не очень жалуют,— Владимир вздыхает: — Хотя к вам пока довезешь... Мы-то ловим, мы все делаем, что в наших силах. А дальше начинаются чудеса".

Семьдесят с ложкой
Чудеса, которые происходят с российской рыбой, готов объяснить Георгий Карлов, член комитета Госдумы по природным ресурсам, природопользованию и экологии.

— Российские рыбаки в состоянии насытить внутренний рынок разнообразной продукцией: рыбы у нас много! Но для этого их на берегу не должны встречать семеро с ложкой,— Георгий Александрович эмоций не сдерживает.— Удивительная ситуация: сегодня для оформления импортной продукции требуется на порядок меньше времени и разрешительных документов, чем для перемещения продукции отечественного рыболовства внутри страны. Выгоднее и проще ввозить рыбу в Россию из-за границы, чем добывать ее здесь. И, хотя Россия ввела запрет на ввоз рыбы сразу из нескольких стран мира, отечественным рыбакам от этого легче не стало. Напротив, вместо того чтобы ослабить удавку, на шею нашему рыбаку набрасывают новую. Например, предлагают ввести электронные сертификаты, которые при этом нужно будет дублировать бумажными копиями. А порядок пересечения государственной границы для рыбопромысловых судов, который остается неурегулированным не первый год! А рост тарифов на перевозку рыбы по железной дороге, который в итоге приводит к повышению цен настолько, что россиянам оказывается выгоднее есть норвежский лосось, который в последнее время стал "белорусским"! А тотальные лабораторные исследования, которые требуются, даже если перевозишь рыбу из одного района в другой? Проехал 5 километров со своей горбушей, пересек границу района — все, будь добр, делай новое исследование в ветеринарной лаборатории. Бумажные барьеры для многих российских рыбопромышленников становятся просто непреодолимыми, ведь количество всевозможных разрешительных документов, которые требуют от них контролирующие ведомства, перевалило за 500.

Александр Ефремов, директор одного из ведущих рыбоперерабатывающих предприятий на Дальнем Востоке "Южморрыбфлот", вообще подсчитал, что с ложкой его ждут на берегу не семеро — семьдесят: "Сегодня руководители нашего предприятия до 30 процентов времени затрачивают на взаимодействие с 70 контролирующими, надзорными и регулирующими органами власти, которые занимаются проверками, надзором, мониторингом нашей деятельности и каждый раз находят поводы, чтобы выявить нарушения". На предприятии даже составили таблицу — перечень этих организаций, всех 70, ознакомиться может любой желающий. Жуть берет от этого многостраничного списка, даже кажется, что Россия ввела санкции против своих же рыбаков — давно и надолго.

Умереть от удовольствия
"Кета — рыба благодарная, всегда возвращается туда, где родилась, в свой водоем,— директор лососевого рыбоводного завода "Сахалинрыбвод" Владимир Самарский проводит экскурсию по своему хозяйству.— Нерка вообще к тому же самому нерестилищу возвращается, один в один. Пойдемте, я вам стадо покажу". На этом заводе разводят восемь видов рыб, из икринок выращивают в инкубаторах молодь и выпускают на волю. Сахалинская область занимает первое место в России по объемам такого вот искусственного разведения лососевых — около 90 процентов кеты, к примеру, имеет "заводское" происхождение, практически вся горбуша Западного Сахалина и до 40 процентов на юго-востоке — это тоже "выпускники" с еще 38 таких же лососевых рыбоводных заводов. "Прибыль мы не получаем, мы бюджетное учреждение, только тратим и тратим, что многим не нравится,— вздыхает Самарский.— Но это же самое лучшее вложение денег, какое только может быть — сохранить один вид, спасти другой. Если этого не делать, то повылавливают рыбаки всех и дело с концом". На заводе работают всего восемь человек, "руками трогают икру" вообще человека четыре. Но каждый год здесь выпускают около 20 млн молоди кеты — прямо в реку Ударница, что течет недалеко от завода. Мальки плывут по реке, потом по озеру, потом уходят в море и дальше в океан, который рыбоводы официально называют пастбищем. Но проходит "два года и одно лето" и кета снова возвращается: самки, если не попадают по дороге в сети, откладывают икру, которую самцы оплодотворяют, и, отнерестившись, вскоре умирают, чуть ли не как идеальные влюбленные, в один день. "Такая у них судьба — умереть от удовольствия",— подводит итог директор.

Проблем у рыбоводов тоже хватает. Минсельхозом до сих пор не утверждена методика определения промвозврата рыбы, не решены и другие вопросы, связанные "с изъятием объектов аквакультуры из водоемов", сокращено финансирование рыбохозяйственной науки. В этих условиях на заводе еще и пытаются разводить малочисленные, исчезающие виды рыб — тайменя и сахалинского осетра, занесенных в Красную книгу. И если "тайменята" охотно дают здесь потомство, то с "сахалинцами" все сложнее. Последний раз размножались они в 2005 году, с тех пор не хотят: "Уж сколько раз проводили мы нерестовую кампанию, но никак. Безрезультатно. Все, что срабатывает с другими осетровыми, с этими не проходит,— директор замолкает. Хмурится. Потом светлеет: — Зато мы научились очень хорошо получать от самцов сперму!"

В дикой природе сахалинский осетр уже почти не встречается — ни одного производителя поймать в последние годы так и не удалось. Небольшие стада сохраняются на этом заводе, в Хабаровском крае и на заводе в Японии. "Все за амурских тигров переживают, сахалинский осетр тоже почти исчез. Почему никому в России эта проблема неинтересна? Ведь осетр — крупная рыба, выгодная для нашего рыбохозяйства. Может, мы плохо их рекламируем? Или они не кажутся народу такими уж миленькими? Но вы сами посмотрите, они же очень красивые!" Директор ведет нас в "зоопарк", где в специальных бассейнах живут его оливковые, с зеленоватым отливом красавцы с "архаическим, очень древним строением черепа" и "массивным, тупым рылом". Каждый снабжен специальным чипом, многих Владимир Григорьевич знает по имени: "Вот Маша и Самсон, молодые, по 20 лет им, рассчитываем на них. Вот малыши наши, как раз после кормления, сытые, довольные". Недавно здесь умерла самка Афродита: "Мне позвонили ночью: "Владимир Григорьевич, у нас несчастье..." Мы, скажу честно, ожидали этого, старенькая она уже была. Но я даже не стал ехать смотреть на нее, не смог... Как объяснить чувства? Когда столько лет с ними... Это очень личное".

Афродиту "унесли в морг" — сахалинских осетров и тайменей просто так не похоронишь, не выбросишь, это уголовное преступление. Поэтому "покойников" замораживают в специальном холодильнике, ждут комиссию, чтобы провести процедуру списания. Но в морг директор нас не ведет. Мы выходим за ворота, на которых тоже нарисован российский флаг и аршинными буквами выведено: "Россия, вперед!", направляемся к самому любимому месту всех здешних рыбоводов, где Ударница впадает в озеро Тунайча. Когда-нибудь, может быть, и сахалинских осетров под руководством Владимира Григорьевича будут выпускать тут на волю. Живут осетры долго, как люди, поэтому директор надежды не теряет. На заводе растят девятилетних малышей, ухаживают за взрослым стадом, оплакивают смерть Афродиты, ищут методы, пытаются разгадать тайну оплодотворения этой загадочной рыбы. Ну а пока по Ударнице отправляются в свой путь малыши кеты. Чтобы в конце жизни вернуться ровно в это же самое место, где они родились и которое запомнили навсегда. Директор, взрастивший, наверное, миллиарды тихоокеанских лососевых, один из множества сахалинских энтузиастов, которые работают с рыбой вопреки всему, гордо стоит на песчаном берегу и размахивает руками, как полководец: "Туда наши плывут. Отсюда — туда. Потом оттуда — сюда. Начало и конец — все тут, на нашей территории".
Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/2599198


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Чт ноя 06, 2014 1:51 pm 
Не в сети
Активист ZonaFish
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт май 15, 2008 2:44 am
Сообщения: 44357
Откуда: СПб
Нигина БЕРОЕВА
Почему рыба с Дальнего Востока не доходит до отечественных прилавков

Корреспондент «КП» побывала на дальневосточных островах и выяснила, что нужно, чтобы отечественные морепродукты заняли место запрещенного импорта

Про эти окраинные острова России в центральной ее части вспоминают нечасто. Курилы и Сахалин - последний козырь в долгих разговорах о величии страны. Это же уникальные красоты, дальние рубежи, гигантские газовые месторождения. После таких разговоров иногда перепадают островам крохи федерального финансирования. Сейчас же про Сахалин и Курилы заставили вспомнить продуктовые санкции. Вот уже два месяца в страну не пускают европейскую рыбу. Ну а что - у нас на Дальнем Востоке и Сахалине своей полно!
Вот сейчас она быстренько займет место на прилавках, уверяли нас чиновники, когда вводились продуктовые санкции. Прилавки между тем если не пустуют, то уж точно изобилием не отличаются, а цены растут каждый день. Где же ты, дешевая, качественная отечественная продукция?

ЧУВСТВО ОСТРОВА
На острове осень. Застывшие волны сопок на горизонте отливают всеми оттенками рыжего - это сахалинские лиственницы. Хотя часть сахалинцев мерят время не сезонами, а путинами. Сейчас идет кета, следом - сельдь.
Сахалин и Курилы приносят пятую часть улова России. Но этот год, к сожалению, «неурожаен» на рыбу.
- Санкции-шманкции, улова нет! - говорят местные, отвечая на вопрос, что у них изменилось после санкций.
Гостей с материка поражают не только инопланетные пейзажи, но и рыбные рынки. Сейчас москвичей сюда можно водить, как в музей.
Устрицы сахалинские огромные - 200 руб. штука (в Москве 300 - 400 руб.). Красная рыба - соленая, вяленая, пряная, копченая - 650 - 900 руб. за кг. Нерка свежая - 500 руб. за кг. Чавыча (если кто не знает, это еще один тихоокеанский лосось) - 600 руб. Кета - от 120 до 200 руб., с таким же ценником лежит свежемороженый голец и кунджа (не поверите, это тоже лосось). Камбала по 100 руб. за кг, филе минтая - 200 руб.
- У нас тоже такую форель дальневосточную продают, - обрадовалась я, увидев знакомую тушу красной рыбы.
- На Дальнем Востоке такая форель не водится, это импорт, мы его для разно­образия держим, - посмеялись надо мной продавцы.
Тем не менее вот она - дешевая отечественная рыба в изобилии. Лосось всех семейств. Его в России ежегодно вылавливают 400 тыс. тонн (а съедают россияне примерно столько же, только раньше около 150 тыс. тонн из съеденного составляли норвежская семга и форель). Рыбы своей достаточно - так почему же она такая, зараза, дорогая?

В НАШУ ГАВАНЬ НЕ ЗАХОДЯТ КОРАБЛИ
Рыбопромышленники ответ на этот вопрос знают. Ничего тут тайного нету. Только вот имен своих просили не называть - им на Дальнем Востоке еще жить и работать.
- А на нас объявляют охоту, как только в порту появляемся, - рассказывает мне Василий, который уже много лет занимается выловом и переработкой рыбы. - Вы знаете, сколько для нас, родимых, государство наплодило проверяющих органов? 13 штук! Заходят мои ребята в порт, появляется транспортная полиция и говорит: есть подозрение, что у вас нелегальная продукция, и мы ее арестовываем до выяснения. Но у нас же документы все в порядке, говорят мои рыбаки. Вот и проверим, отвечают полицейские. Тут же заявляются ветеринары и говорят: мы в вашей рыбе нашли кишечную палочку. Какую кишечную палочку? - удивляются рыбаки. Ее же в морской рыбе быть не может! Вот и проверим, отвечают врачи. Затем, конечно, выяснится, что груз легальный и никакой палочки нет. Только груз простоял две недели в порту и эта рыба не появилась на полках магазинов в Москве или Пскове. Хотя можно взятку дать и сразу же быть свободным. Но проверяющих 13 - и взяток столько же. А потом я - как бизнесмен - все эти взятки с вас, с покупателей, возьму через цены на рыбу. Уж извините!
- Мне нужно, чтобы бизнес прибыль приносил, чтобы мои работники деньги получали и работали хорошо, чтобы суда были отремонтированы, - рассказывает Анатолий, исполняющий директор одной из рыболовецких компаний. - А для меня созданы такие условия, что мне и невыгодно заходить в родной порт на тот же ремонт. Мне выгоднее рыбу оформить на экспорт и отправить суда в Японию или Корею.
- Но на экспорт тоже проверки нужны? - спрашивая я.
- А вот и нет. Иностранцы нашу рыбу с руками отрывают, в любых объемах и без всяких проверок.
- А слышали, есть предложения запретить продажу рыбы на экспорт?
- Слышал, - махнул рукой Анатолий. - Мы просили, чтобы нам создали условия, точнее, не мешали продавать рыбу в России, а нам хотят просто запретить продавать рыбу за границу и считают, что это решит проблему.

МАЛЕК МАЛЬКА ВИДИТ ИЗДАЛЕКА
Чтобы понять, откуда берется лосось, я отправилась на Итуруп. Этот далекий от нас курильский остров вдруг стал российским центром пастбищного рыбоводства.
Мы, горожане, много чего знаем про рыбу. Что в ней есть фосфор и это полезно. Что к рыбе подают белое вино. Знаем кучу рецептов и «какая гадость эта заливная рыба». На этом знания заканчиваются.
- Где рыба? Дешевая отечественная рыба, которую нам обещали? - спрашиваю я у директора рыборазводного завода в бухте Оля Юрия Ишутина.
- Рыба тут, - обводит Ишутин рукой морской горизонт и здания завода. - Пять лет назад, когда мы начинали, лосося тут почти не было. В этом году поймали уже 10 тыс. тонн. Через три года будет 25 тыс. тонн, а через 5 лет - 50 тыс. Наше дело, чтобы рыбы было много. Как все происходит: лосось - верная рыба, она всегда возвращается в ту реку, где начался ее жизненный путь. А нерестится она только в пресной воде.
Но в последние годы кета почти не возвращалась, этой рыбы становилось все меньше. Поэтому в бухте Оля и построили уникальный рыборазводный комплекс.
- Смотрите, реки здесь нет, только море, - показывает Ишутин бухту с выложенной камнями заводью. - Пришлось сделать искусственную заводь и заполнить ее водой из вулканических родников. Сюда выпускают мальков, отсюда они и уходят в море. И сюда вернутся через 2 - 4 года.
Оплодотворение лосося - процесс удивительный и, само собой, интимный. Для начала рыбу глушат: ударяют ей палкой по голове (а иначе, к сожалению, никак). Потом работники потрошат самок, скидывая икру в большие тазы (да, да, целые тазы красной икры!). Затем туда сливают семя самцов лососей. Далее все перемешивают, и начинается процесс оплодотворения. К новому году у икринок появятся глаза, а следом и сами мальки.
- В лучшем случае возвращается 3 - 4% от выпущенных мальков, - объясняет глава Сахалинрыбвода Владимир Самарский. - Эти «ребята» выходят в открытое море, полное опасности. Часть погибают сразу, часть съедают хищники. Далее, они встречаются со своими японскими и американскими собратьями, выясняют, кто из них круче. А через два года начинают возвращаться домой на нерест. Тут их ловят. Часть икры оплодотворяют, а остальное идет на наш стол. В нашей стране выпускают почти миллиард мальков, 80% из которых на Итурупе.
- Наша технология откатана, ее можно просто приспосабливать в других местах, - объясняет Юрий Ишутин.
Вот только чтобы получить улов, нужно будет потратить несколько лет: год строить, год выращивать мальков и два - четыре года ждать возврата лосося. Быстрее никак, природе на санкции плевать.

ОКЕАН СПРАВОК
К вулкану Баранского даже осенью можно проехать лишь на вахтовке-вездеходе. Так что уникальное место еще долго не будет доступно массовому туристу. «И слава богу, а то приедут и все загадят», - подметил кто-то из приезжих коллег-москвичей.
Так всегда, деньги тратить не будем, чтобы не разворовали, туристов не пустим, а то загадят… Эх, Россия.
- Где дешевая отечественная рыба, почему не доходит до Центральной России? - говорю депутату Госдумы от Сахалина Георгию Карлову.
- Представьте, рыбаки ежегодно оформляют 55 млн. разрешительных документов, за которые платят миллиарды рублей, - объясняет Карлов. - Например, предлагается ввести электронные сертификаты, которые необходимо будет дублировать бумажными копиями. Я не буду в дебри забираться, но это сделает российскую рыбу еще более дорогой.
Вот и выходит, что нынешняя главная беда - это не то, что улов в этом году снизился и наложился на введение санкций. Неудачный год всегда сменяется удачным, говорят рыбаки и добавляют: а бюрократы и их вымогательства остаются...

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ
Сенатор Александр Верховский: Нельзя рыбака называть браконьером и требовать, чтобы он накормил страну
В прошлом крупнейший рыбопромышленник, а ныне член Совета Федерации Александр Верховский, рассказал «КП» что делает отечественную рыбу такой дорогой

ТОТАЛЬНЫЙ КОНТРОЛЬ
- Александр Григорьевич, я на Сахалине пообщалась с рыбопромышленниками, они рассказывают кошмарные вещи: 13 проверяющих ведомств, миллиарды рублей за справки, тотальный ветеринарный контроль…
- Так и есть. И мы уже давно об этом говорим и объясняем, что избыточные административные барьеры, создаваемые чиновниками-бюрократами это серьезная помеха для предпринимательства… Многие препоны создаются искусственно, порой даже вопреки не только здравому смыслу, но и вопреки закону. Если говорить о рыбопромышленном комплексе, то, по оценке экспертов, система тотального контроля рыбаков со стороны государства противодействует доставке морепродуктов на прилавки российских магазинов. Безусловно, это создает дополнительные конкурентные преимущества импортерам рыбы, так как оформление импорта проходит в течении двух-трех часов, а не нескольких дней, как это зачастую бывает при движении внутри страны.
- А что вы предлагаете - убрать ветеринарные проверки вообще? Вам сразу ответят, мол, наши бизнесмены начнут нарушать и продавать нам десять раз замороженную, некачественную рыбу. А вот иностранный бизнесмен боится за свою репутацию.
- Во-первых, российский бизнесмен также очень дорожит репутацией. Многие компании на рынке около 20 лет… Да и российское законодательство в области рыболовства установило жесткие и понятные правила - нарушил - лишаешься права на вылов пожизненно! Кто будет рисковать? А вот законодательство в области ветеринарного контроля запутано и создает условия для коррупции, и никаких особенностей в части биоресурсов не допускает. То есть для свиньи и лосося правила ветконтроля одинаковые. Это ли не абсурд? Но, это уже во-вторых: рыба морского промысла не подвержена заболеваниям, опасным для человека, чего не скажешь о фермерской. Зачем же тогда нужно исследовать каждую партию этой рыбы (Вы помните речь идет о 1,5 млн тонн) в лабораториях Россельхознадзора? В развитых морских рыболовных державах - Норвегии, Японии, США - морепродукты, выловленные рыбаками и поставляемые на внутренний рынок, не исследуются ветеринарными службами этих стран. Там понимают бессмысленность и вредность таких мероприятий - поэтому и потребление своей рыбы у них намного выше, чем у нас. Вот еще цифра, которая говорит сама за себя: 0,34% - такое количество выявлено нарушений при проверке 1,5 млн тонн рыбопродукции. И каких! - нечеткость при оформлении: бланки не так заполняли или бирки на ящиках криво висели. Какая уж тут продовольственная безопасность?

РОССИЙСКУЮ ВМЕСТО ИНОСТРАННОЙ?
- А что еще нужно сделать, чтобы в наших магазинах появилась хорошая и недорогая рыба?
- Очень много говорят, особенно сейчас, о свежей и охлажденной рыбе как о большой потере для нашего потребителя. Мне кажется, ситуация сильно драматизируется. Наверное, импортерами этого вида продукции. На самом деле, никакой трагедии нет. Во всем в мире в основном потребляют замороженную рыбу, а охлажденная рыба - фермерская (искусственно выращенная) спросом не пользуется. Мало того, потребитель специально предупреждается о том, что продукция искусственная. Поэтому нужно не печалиться о потере норвежской семги и сельди, а максимально содействовать тому, чтобы «наши» лосось, минтай и сельдь дошли в нужном количестве и качестве до россиянина. А это около 2 млн тонн! Вполне достаточно для обеспечения продовольственной безопасности страны.
ЧЕТЫРЕ МИФА
- Что же мешает?
- У большинства чиновников в головах царит четыре мифа о рыбной промышленности. Первый: рыбак - это браконьер. Второй – заводы закрываются, ничего не строится. Третий - флот у нас ветхий, устаревший, его срочно надо заменить новым. И четвертый (но не последний) - продукция отечественных рыбных фермеров накормит страну.
- И что из этого неправда?
- Все. В России действует очень серьезное законодательство в отношении браконьеров. За последние годы его (браконьерства) стало в десятки раз меньше. Крупные компании браконьерством не занимаются, это не имеет смысла, я уже говорил об этом. Пожизненное лишение квот на вылов - серьезная мотивация не нарушать правила рыболовства. И развивающиеся технологии не позволяют браконьерить, ведь на каждом судне установлено оборудование, которое позволяет правоохранительным структурам следить за любым его передвижением. Мелкое браконьерство существует, как и везде в мире. Но если проверяющие могут следить за каждым судном, у меня возникает вопрос: а почему они позволяют браконьерам совершать преступления?
- Ну хорошо, а как с заводами?
- Вы были на Итурупе, видели рыбоперерабатывающие заводы. Это производства, технологичность которых на уровне высочайших мировых стандартов. Что же касается заводов по воспроизводству лосося - то им нет аналогов ни в России, ни в мире. Хочу подчеркнуть, что по всему Дальнему Востоку ежегодно открываются новые и новые перерабатывающие комбинаты. Поэтому странно слышать, когда чиновники очень высокого уровня позволяют себе говорить о том, что «рыбопромышленники не строят заводы на берегу». Что касается судов. Флота в России в 2,5 раза больше, чем нужно. Компании модернизируют суда, повышается производительность. Но если в той же Европе государство выплачивает бизнесмену компенсацию за то, что он сдает в металлолом старое судно, то в России предпринимателю за утилизацию нужно еще и платить. Что касается продукции аквакультуры и потенциала российских фермеров. В настоящее время ими производится 150 тыс тонн, то есть меньше 5 процентов от морского вылова. Цифра комментариев не требует. Климат у нас не позволит даже при поддержке государства производить более 300-400 тыс тонн, то есть не более 10% от морского вылова. Поэтому кормить страну будут все же рыбаки-дальневосточники и северяне.
Вот вам четыре мифа чиновников о рыбной отрасли.
- Ну, от того, что мы их развеяли, рыбы в магазинах больше не стало…
- Станет, если начать относиться к рыбаку с уважением. Если не мешать ему работать, принимать законы не с точки зрения, что рыбак – это браконьер, а с точки зрения, что рыбак – это наш производитель, кормилец. Звучит как демагогия, а на деле это - единственный способ обеспечить страну.
БИТВА ЗА РЫНОК
- А цены-то как все-таки снизить?
- Во-первых, убрать ненужные БЮРОКРАТИЧЕСКИЕ барьеры. То есть, создать равные условия для импортной и отечественной рыбы.
- Ну импортной-то уже нету почти…
- А вот и не скажите. Китай и Вьетнам, например, готовы завалить наш рынок своей искусственно выращенной рыбой. И борьба за освободившееся место норвежского лосося еще не закончена.
- Что еще нужно сделать?
- Упростить правила. Создать условия для того, чтобы продукция рыбного промысла дошла до прилавка, ведь единственный способ снижения цены – это увеличение предложения.
- Так те, кто предлагает запретить рыбу на экспорт, этим и апеллируют, мол, закроем границу, вся рыба в стране останется.
- Лозунгом «запретить и непущать» мы точно страну не накормим. Зато рынок потеряем. Европа съедает 300 тысяч тонн минтая (для примера, Россия - всего 9 тысяч). А вылавливают его только в России и в США. И вот за европейского потребителя идет жесткая борьба. Но если упростить правила, большую часть продукции рыбаки будут внутри страны будут оставлять. Вот вам и снижение цен.
- А как же перевозка? На днях было много шума, мол, в перевозчики задрали тарифы, на Дальнем Востоке рыба стоит мертвым грузом…
- На мой взгляд, проблема слегка преувеличена. Дело вот в чем. Фермерскую рыбу ловить можно, когда потребуется и в том количестве, в котором потребуется. А морская рыба ловится только в путину – один раз в год. Много и сразу. И нет смысла тут же всю ее везти в Центральную Россию. Проще положить в распределительный холодильник и частями отправлять.
- И все-таки - нужно ли субсидировать тарифы на перевозку из бюджета?
- Субсидировать, конечно, надо, но объективности ради: если будут субсидировать перевозку, например, на 3 рубля, или даже 5 рублей за килограмм, то в результате та же селедка в рознице подешевеет на 3 или 5 рублей. И что - вы это заметите? А если мы уберем барьеры, рыба станет дешевле на 10-20%!

ФОТОРЕПОРТАЖ
Где в России рыба есть?
Уже почти три месяца прошло с того момента, как Россия ввела продуктовые санкции против ЕС, США и Норвегии. Чувствительнее всего для нас с вами стало исчезновение импортной рыбы с прилавков. Россияне до сих пор ждут, когда же российская продукция, как и было обещано, займет опустевшие прилавки.
В поисках отечественной рыбы корреспондент «КП» отправилась на дальневосточные острова

ЧУВСТВО ОСТРОВА
Каждый раз оказываясь в этих краях, ошалев от дальнего перелета и разницы во времени, мысленно ставишь себя на край карты страны, что весела на школьной доске. И каждый раз наивно повторяешь одну и ту же мысль: «Ну какая же ты большая, Россия». Девять часов перелета, а под тобой все еще одна и та же страна, с тем же языком и даже без особого говора, с теми же окосевшими заборами, ямами на дорогах, даже с той же инфляцией. И это не предел - еще час перелета и будут Курилы.

Подписи к фотографиям:
Старый аэропорт Итурупа Буревестник, или в народе аэропорт камикадзе, был русской рулеткой. Много лет назад японцы построили его в месте, где почти 300 дней в году плохая погода. Взлетать они могли при любой погоде, а на посадку Буревестник и не был рассчитан. Кстати, именно отсюда, с Итурупа в 1941 году отправилась эскадра бомбить американский Перл-Харбор. Но вернемся в аэропорту. Курильчане по три-четыре недели сидели на острове или в Южно-Сахалинске в ожидании летной погоды. Добраться до Курил периодически было просто невозможно. Как уж тут промышленность развивать… И вот в этом году на Итурупе появился новый всепогодный аэропорт.

Радуга. Бухта Оля. Тут находится рыбоводный завод. Лосось – рыбы верная. Она всегда возвращается в ту реку, откуда она начала свой жизненный путь. Но в этой Бухте нет руки. Поэтому пришлось сделать искусственную заводь и заполнить ее водой из вулканических родников. Сюда выпускают мальков, отсюда они и уходят в море. А значит именно сюда они вернутся через 2-4 года, когда вырастут.

Спрашиваешь местных, растут ли цены из-за санкций, а они тебе «Санкции-шманкции, улов в этом году плохой».
Население на Курилах за прошедшие годы почти не изменилось – там живут 19 тысяч человек. Летом приезжают сезонные рабочие. Чувство острова тут сильнее в десятки раз. Жить тут остаются только фанаты своей малой родины.

Рыбаки жалуются, мол, рыбу выловить - не беда. Самая большая проблема довезти ее до покупателя. Для примера, иностранную рыбу импортеры оформляют два-три часа. А вот своих рыбаков проверяющие могут мучить неделю-две.

75% морской рыбы вылавливают на Дальнем Востоке. А вот основной потребитель – живет в Центральной России. Доставлять дальневосточную рыбу охлажденной практически невозможно. Хотя Европа с радостью покупает мороженный дальневосточный минтай…

А вот тут рыбу ловят для развода. Для начала рыбу глушат палкой (к сожалению, иначе никак, такой процесс).

Работницы отбирают самок и вынимают из них икру.

Дойка лосося, процесс очень интересный, но интимный. В тазы с икрой сцеживают семя лосося.

Потом добавляют воды, размешивают и… к Новому году появятся мальки. Их будут растить до лета. Благодаря уникальной технологии малышей удается вынянчить до 1 грамма (не поверите, но это много). В начале лета их выпускают в море. 3-4% мальков вернутся в Бухту через 2-3 года. В России выпускают почти миллиард мальков, 80% из них на Сахалине и Итурупе. Больше только в Японии и США.

Помимо рыбы, на Итурупе есть и коровы…

Родники у подножья вулкана. На Итурупе климат суровый. Среднегодовая температура составляет всего 4,9 градуса. В поселках тут, например, есть цунами опасные зоны и цунами безопасные. Это означает, что в случае волны цунами опасную зону смоет сразу…

На острове 20 вулканов. Девять из них — действующие: Кудрявый (986 м), Меньший Брат (562 м), Чирип (1589 м), Богдан Хмельницкий (1585 м), Баранского (1134 м), Иван Грозный (1159 м), Стокап (1634 м), Атсонупури (1205 м), Берутарубе (1223 м).

Побывать на Итурупе и не съездить на вулкан? – вопрошали меня местные и повезли смотреть на чудо-пейзажи. К вулкану Баранского даже осенью можно проехать лишь на вахтовке-вездеходе. У его подножья течет горячий лечебный радоновый источник. Чем выше, тем горячее.

Погода на острове меняется моментально. Только что было ясно, а в следующую минуту будто небо опускается на землю, скрывая вулканы и холмы.

Река Серная. Это еще одно вулканическое чудо природы. Тут рыба точно не водится…
Попасть на Итуруп, несмотря на новый аэропорт, могут единицы россиян, так что смотрите пока фотографии.

Для жителей центральной России местные пейзажи – что-то инопланетное. Деревья на острове скошенные сверху, будто вросшие в невидимый потолок.

Озеро Тунайча. Сахалин.

Охотское море. Даже летом вода остается холодной.

Гостей с материка поражают не только инопланетные пейзажи, но и рыбные рынки. Особенно сейчас - в период санкций - москвичей сюда можно водить, как в музей.

Кунджа, если кто не знает, тоже лосось.
Рыбу и тут продают в том числе в свежемороженом виде. Фермерскую рыбу, искусственно выращенную, можно вылавливать круглый год. А морской улов раз в год, зато много. Рыбу в любом случае нужно морозить.

Устрицы сахалинские. 200 рублей штука.

Сахалинские крабы. И на острове деликатес не из дешевых…

http://www.kp.ru/daily/26304.4/3182177/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Пн ноя 30, 2015 3:29 pm 
Не в сети
Активист ZonaFish
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт май 15, 2008 2:44 am
Сообщения: 44357
Откуда: СПб
Удержать инициативу на плаву...
Общественники Сахалинской области хотят оказать поддержку губернатору

Предложение Олега Кожемяко упразднить контролирующие функции Россельхознадзора на берегу, разумеется, вызвало одобрение у рыбацкой общественности островного региона. Еще бы – по мнению многих руководителей рыбодобывающих и перерабатывающих предприятий, изменения процедуры ветеринарного контроля назрели уже давно, поскольку превратились в дополнительную обдираловку рыбаков.
Напомним, по итогам состоявшегося в середине октября заседания Госсовета РФ, посвященного вопросам развития рыбной отрасли, был составлен перечень поручений президента правительству РФ. Их сейчас прорабатывают, и до 15 февраля 2016 года должны внести изменения в законодательство страны. Среди прочего в документах должна найти отражение инициатива главы Сахалинской области. Однако, чтобы она случайно, образно выражаясь, не утонула в море бюрократических процедур, сахалинские общественники решили периодически возвращаться к этой теме на публичных обсуждениях. Одно из них в формате круглого стола состоялось в администрации Южно-Сахалинска на минувшей неделе.
По мнению организаторов, тиражирование информации на данную тему сейчас просто необходимо, причем не только с помощью рыбаков, но и потребителей. Ведь именно покупатели в конечном счете ощущают на своих кошельках дороговизну морепродуктов, чья цена накручивается в том числе из-за разного рода ограничений при перемещении уловов от берега до прилавка. Ведь чем запутаннее система контроля, тем выше денежные потери рыбопромышленных предприятий, которые в свою очередь стараются переложить их на конечного потребителя. Справедливость данной аксиомы у здравомыслящих людей уже не вызывает сомнений. Ведь одна и та же партия рыбы проходит по несколько раз однотипные проверки, что вынуждает рыбопромышленников сгружать уловы где угодно, только не на родном берегу. Отсюда и политика ценообразования, вызывающая много критики со стороны местного населения.
Президент ассоциации рыбопромышленников Анивского района Анатолий Кобелев считает, что нет объективной необходимости так пристально изучать уловы рыбаков.
– Наша рыба не подвержена каким-то опасным болезням, есть гельминты, но при термической обработке они легко гибнут, – говорит рыбопромышленник.
Он привел пример, когда с пойманной и переработанной предприятием партии рыбы, прежде чем доставить товар на прилавок в магазин, надо было сначала отдать на анализ голову, потом тушу, затем отдельно икру, молоки, а в завершение – и все остальные внутренности.
– У нас на Сахалине добываются сотни тонн нелегальной икры, рыбы, которая по их же документам с легкостью отправляется за пределы области, – подчеркивает Анатолий Кобелев. – И почему-то получается, что нелегальной икре открыт зеленый свет. А нас, легальных рыбаков, имеющих на руках сахалинские разрешительные документы, могут тормознуть, скажем, во Владивостоке представители их же филиала.
Получается, что в каждом регионе представители одного и того же федерального контролирующего ведомства могут выдумывать любые причины, чтобы придержать продукцию посредством повторных проверок.
– Это чисто коррупционная схема, не боюсь это повторять, – подчеркивает Анатолий Кобелев. – Но никак не забота о безопасности нашего населения. В Корее, когда приходит небольшое судно, его встречают бабушки, покупают у рыбака морепродукты без всяких сертификатов и прямо тут же, рядом с портом, продают ее по сходной цене. Рядом на современном рынке ее стоимость уже в три раза дороже. Где хочешь – там и покупай.
Процедура ветеринарного контроля необходима в море, но на берегу, по его мнению, это уже излишняя нервотрепка. Вспомнил Анатолий Кобелев советское время, когда в начале путины общий анализ рыбы брали в местах промысла, прямо в море. Потом процедура повторялась в середине путины и при ее завершении.
В связи с этим Анатолий Кобелев выразил надежду, что в этот раз власти услышали, наконец-то, чаяния рыбаков и пойдут им навстречу. Хотя подобные заявления опытный рыбопромышленник слышит с 2009 года.
Генеральный директор ООО «Янтарное» Николай Лысяк добавил мрачных красок в нарисованную его коллегой картину. «Янтарное» выпускает 187 наименований продукции, которая вся реализуется на внутреннем рынке Сахалинской области.
– Наши пароходы, возвращаясь с промысла, не могут сделать перегрузку в сахалинских портах, а везут рыбу во Владивосток, – поделился Николай Лысяк. – А я потом вынужден ехать туда, закупать рыбу, чтобы загрузить свое предприятие на Сахалине сырьем. И этим все сказано.
Организаторы общественного обсуждения предложили заинтересованным лицам встретиться уже на более высоком уровне – мероприятии областного масштаба, на которое следует пригласить рыбопромышленников со всех районов области. На этом обсуждении необходимо составить петицию от имени не только рыбаков, но и населения, поддерживающего инициативы губернатора. О времени и месте его проведения будет сообщено заблаговременно.
http://skr.su/news/253813


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Пт янв 08, 2016 3:23 pm 
Не в сети
Активист ZonaFish
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт май 15, 2008 2:44 am
Сообщения: 44357
Откуда: СПб
Рыба, нефть, ТОРы - главные события 2015 года в экономике Сахалина

SakhalinMedia предлагает дайджест самых интересных экономических новостей прошедшего года

Сахалин, 8 января, SakhalinMedia. Редакция SakhalinMedia подготовила обзор новостей 2015 года, рассказывающих о событиях в основных отраслях экономики региона. К традиционным нефти и рыбе в прошлом году прибавился внутренний туризм, развитию которого в ближайшее время планируется уделить особое внимание.

Проект "Доступная рыба", рыбная биржа и "три хвоста"

В традиционно нефтяном регионе в ушедшем году на первое место вышла рыба — хотя пока скорее в политике, чем в экономике. Фраза нового главы региона о том, что "междусобойчика в рыбной отрасли Сахалинской области больше не будет", сказанная в апреле, запомнилась надолго. И за ней много чего последовало, начиная с кадровых перестановок и ареста бывшего "рыбного" зампреда областного правительства.

"Необходимо заключить соглашения со всеми рыбодобывающими компаниями Сахалина и Курильских островов, обязывающие рыбопромышленников, исходя из реальных потребностей населения, поставлять до 10% уловов по программе "Доступная рыба" в торговые точки региона. Поручаю определить склады, торговые сети, работающие по этой программе. Завершить работу в течение октября-ноября этого года", — сказал губернатор. На Сахалине стали торговать рыбой на вновь появившихся открытых рынках.

На площадке автоматизированной системы торгов "Сбербанк-АСТ" заработала рыбная биржа. Проект предполагает дальнейшее развитие. Одним из его преимуществ, по мнению зампреда Игоря Быстрова, является "прозрачность" системы. Формат публичных торгов не применим для тех предприятий, которые имеют какую-то нелегальную "теневую" долю.

Браконьерский улов

Как свидетельствовали сводки полицейских и пограничников, рыбодобытчики по-прежнему вели свой бизнес, не обращая внимание ни на какие электронные биржи. В первой декаде сентября 2015 года сахалинскими пограничниками на территории дачного участка в селе Охотском обнаружено свыше трех тонн незаконно добытой рыбы лососевых пород и порядка 20 кг икры, сообщила пресс-служба Пограничного управления ФСБ России по Сахалинской области.

Из того, что с энтузиазмом было воспринято на острове: для рыбаков отменен ветеринарный надзор. Сахалинцам разрешили не только ловить для себя "три хвоста" горбуши, но и продавать свой улов. Жителям сел Взморье и Охотское разрешили заниматься тем, что они делают десятилетиями — продавать на придорожном рынке крабов.

Провал лососевой путины

Нечетный 2015 год вопреки прогнозам оказался "нерыбным" — горбуши было выловлена всего треть от того объема, на который рассчитывали рыбаки. Не порадовала и кетовая путина.

Как рассказал заместитель начальника отдела прогнозирования СахНИРО Андрей Живоглядов, "на провале путины сказались, возможно, ряд факторов – начиная от глобальных каких-то процессов в океане до температурных аномалий в прибрежных водах Сахалина". У экологов своя точка зрения на причины исчезновения сахалинской горбуши — они ее довольно громко высказывали еще два года назад, борясь с рыбоучетными заграждениями и рыбопромысловыми участками на нерестовых реках.

Провальная путина подняла цены на лососевую икру – в России и на Сахалине. Однако сахалинские власти не обеспокоены ростом цен на фирменный островной деликатес. Считается, что сахалинцы для себя покупают икры не слишком много и чаще для праздничного стола. Для рыбохозяйственной отрасли области лососевая икра не является стратегическим продуктом.

Не радовали в декабре прогнозы на наважью путину. Как рассказал корр. SakhalinMedia заместитель руководителя областного агентства по рыболовству Сергей Ом, рыбаки Сахалина в 2009-2014 годах "выбили" популяцию наваги переловом из-за отказа государства от ОДУ.
.....
Подробнее: http://sakhalinmedia.ru/news/economics/ ... alina.html


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Чт фев 18, 2016 11:36 am 
Не в сети
Активист ZonaFish
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт май 15, 2008 2:44 am
Сообщения: 44357
Откуда: СПб
На парламентских слушаниях в Южно-Сахалинске решат, как спасти лосось
18 февраля 2016.

Кирилл Ясько

В Сахалинской областной думе ударными темпами идет подготовка к парламентским слушаниям, посвященным спасению популяции областных лососевых ресурсов. Датой проведения важного для экономики заседания выбрано 11 марта.

"Рыбная" тема для Сахалина и Курил сейчас чрезвычайно актуальна — прошлогодняя провальная путина уже привела к банкротству полусотни предприятий, и до сих пор неизвестно, чего от капризной рыбы ждать в новом году. Отсюда и небывалый масштаб обсуждения: к выработке комплекса решений решено привлечь структуры МВД, Государственную Думу, научные и контролирующие органы, рыбаков и рыбопромышленников, представителей исполнительной (вплоть до губернаторов) и законодательной властей (вплоть до председателей) со всего Дальнего Востока.

— Парламентские слушания — это та площадка, на которой могут выступить все, кто задействован в этой отрасли: рыбаки, промышленники, все, — обратилась к участникам рабочей группы председатель комитета облдумы по экономическому развитию Татьяна Кончева. — Необходимо выступить с конкретными предложениями к конкретным ведомствам: федеральным органам, правительству области, может на законодательном уровне внести какие-то изменения. И еще важно, услышать, что скажет наука нам по этому поводу. Ну, нет финансирования, дальше что? Чего нам ждать? Эти рекомендации, напомню, и есть самый главный итог парламентских слушаний.

В актуальности и живости темы для всех сахалинцев сомневаться не приходится — морем мы живем и дышим. Именно этой крайней заинтересованностью можно объяснить небывалый накал страстей уже на уровне рабочей группы. Несмотря на то, что заседание было посвящено исключительно регламенту и организационным моментам будущих слушаний, раз за разом за столом переговоров вспыхивали ожесточенные дискуссии о том, что для сахалинских лососей смертельнее: РУЗ, дрифтерный лов (запрещенный в прошлом году) или активные орудия лова (вроде кошельковых неводов). Звучали и взаимные обвинения: рыбаков — "в безжалостном выбивании популяции" и "жажде наживы", науки — в "ничегонеделании", власти — "в коррупционной составляющей" при определении участков промысла и сроках начала путины. Спорщики распалялись настолько, что возвращать их с "воды на берег" несколько приходилось руководителю рабочей группы Александру Болотникову.

Что будет происходить на слушаниях, когда от общих слов участники перейдут к конкретным решениям и вопросам, страшно представить.

— Проблем накопилось очень много. Мы все о них знаем, сколько лет мы проводим промысел — не было ни одного подтвержденного прогноза. В прошлом году первый раз дали больше, а пришло меньше. Тема всегда была тяжелая, и мы ее не решим — науку как бы мы не шпыняли, она не даст точного ответа. Сегодня есть проблема на нерестилищах — это да, — признает масштаб проблемы руководитель агентства по рыболовству Сергей Диденко. — Мы начинаем промысел с момента подхода рыбы — даже не даем ей зайти в верховья. Мы вообще выбили все "на конец" — путина с июня переместилась на осень.

В итоге после сорокаминутного обсуждения участникам рабочей группы все-таки удалось прорваться через ставные неводы взаимных претензий. Собравшиеся сошлись на формате основного доклада-свода от областной думы (его зачитает Александр Болотников) и трех содокладов — двух от науки (слово здесь дадут Валерию Ефанову из СахГУ и директору СахНИРО Александру Буслову) и одного от правительства (здесь решено "кинуть на амбразуру" Сергея Диденко). После этого выступить в формате "7 минут и вопросы" смогут все желающие. Впрочем, до формирования окончательной повестки слушаний еще далеко — сейчас только краткий свод предложений и решений занимает 3,5 листа А4. И этот список неокончательный — до 4 марта участники рабочей группы и все заинтересованные стороны дополнят его новыми мыслями и идеями.

Поучаствовать в этом процессе могут и не занятые в заседаниях сахалинцы — свои предложения они могут направлять в адрес руководителя рабочей группы депутата Болотникова. Для оперативной связи, уже после заседания он предложил использовать электронную почту областной думы — duma@dumasakhalin.ru.

Рабочая группа по проведению парламентских "О комплексе мер по сохранению и восстановлению лососевых ресурсов Сахалина и Курил" слушаний была создана в конце прошлого года после крайне неудачной для области путины. В задачу совещательного органа входят разработка порядка проведения слушаний, определение их ключевых тем и совместная выработка решений.
http://www.sakhalin.info/news/112185/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Чт фев 18, 2016 8:22 pm 
Не в сети
Активист ZonaFish
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт май 15, 2008 2:44 am
Сообщения: 44357
Откуда: СПб
Олег Кожемяко: Сахалин и Курилы способны к вылову одного млн тонн рыбы ежегодно

Отчетная сессия Дальневосточных рыбохозяйственных научных организаций проходит в Южно-Сахалинске

Сахалин, 18 февраля, SakhalinMedia. Губернатор Сахалинской области Олег Кожемяко принял участие в открытии отчетной сессии Дальневосточных рыбохозяйственных научных организаций ассоциации "НТО ТИНРО", проходящей в островном крае 18 – 20 февраля, сообщает ИА SakhalinMedia со ссылкой на пресс-службу регионального правительства.

Сессия посвящена современному состоянию водных биоресурсов в дальневосточных морях и проблемам рационального использования резервов сырьевой базы рыболовства. В работе научно-практического мероприятия участвуют ученые ТИНРО-Центра (Владивосток), Сахалинского научно-исследовательского института рыболовства и океанографии (СахНИРО), КамчатНИРО и МагаданНИРО. Они представят доклады, объединенные общей темой "Современное состояние водных биоресурсов в дальневосточных морях и проблемы рационального использования резервов сырьевой базы рыболовства".

— Рыбохозяйственный комплекс является основой экономики островного региона после нефтегазовой отрасли. Его доля в объеме промышленного производства составляет почти 4 % и в отрасли занято более девяти тысяч человек, отметил на открытии сессии губернатор Олег Кожемяко. – В Сахалинской области выпускается более 80 % молоди лососевых среди предприятий России, что позволяет говорить о российском участии воспроизводства этих рыб в 14% среди государств северной части Тихого океана.

Далее глава области заметил, что не только лососев жива рыбная отрасль Сахалина – общие объемы вылова водных биоресурсов в среднем составляют порядка 700 тысяч тонн в год. В перспективе, величина возможного вылова для рыбной отрасли Сахалина и Курил – около одного млн тонн ежегодно.

— Безусловно, правительство Сахалинской области заинтересовано в том, чтобы рыбохозяйственный комплекс развивался, обновлялся флот, создавались новые производственные мощности, рабочие места, росла налоговая отдача, — продолжил Олег Кожемяко. — И, самое важное, чтобы рыба и рыбопродукция были представлены на островном рынке в широком ассортименте по доступным для жителей региона ценам.

Губернатор напомнил, что в этом направлении предприняты важные шаги. На территории Сахалинской области реализуется проект "Региональный продукт "Доступная рыба". Благодаря прямым договорам поставки между добывающими и торговыми предприятиями значительно снижены цены на несколько видов рыбы. Правительство России заметило успешный опыт Сахалина и предложило другим регионам страны применить опыт островного региона.

В настоящее время в реализации проекта принимают участие 192 организации, в том числе 56 рыбохозяйственных предприятий из 13 муниципальных образований, один оптово-распределительных центр и 135 предприятий торговли.

— Мы приступили к созданию рыбного кластера в порту города Корсаков. Этот проект многогранный. Его составляющие — рыбопереработка и хранение продукции, биржевая площадка, судоремонт, — рассказал глава островного региона. — Что касается рыбной биржи, то мы организовали ее на электронной площадке ЗАО "Сбербанк АСТ". Первые торги состоялись в сентябре 2015 года. За время работы биржи общий финансовый объем выставленных лотов превысил планку в один млрд рублей.

На электронные торги выходят региональные учреждения социальной защиты, здравоохранения, образования. Исключение посредников позволяет им приобретать качественную продукцию без накруток. Олег Кожемяко заметил, что спрос растет, а значит, будет расти и предложение. Планируется, что рыбодобывающие предприятия Сахалина и Курил будут реализовывать через биржу до 50% от общего улова.

— Говорить о развитии отрасли без модернизации рыбохозяйственных предприятий просто невозможно. Поэтому правительство области поддерживает хозяйствующие субъекты, которые занимаются реконструкцией производств, приобретают оборудование по выпуску продукции с высокой добавленной стоимостью, занимаются развитием аквакультуры, в том числе искусственным воспроизводством лососевых, — сказал губернатор. — Таким предприятиям мы предоставляем льготные тарифы на электроэнергию, субсидируем процентные ставки по кредиту и многое другое.

Безусловно, чтобы отрасль стабильно развивалась, необходима и прочная научная база. К сожалению, в 2015 году в этой были проблемы. Научные прогнозы на подходы горбуши к берегам Сахалина не оправдались. В области добыли 108,5 тысяч тонн лососевых из рекомендованных 190,9 тысяч тонн.

— Это потянуло за собой повышение цены на горбушу для покупателей, убытки рыбодобывающих предприятий, социальную напряженность. Многие люди, которые приехали на путину с материка, остались без заработка, — рассказал Олег Кожемяко. — Уже на первом этапе правительство Сахалинской области было вынуждено подключиться к решению этих проблем. Отправлять, в том числе за счет средств бюджета, приезжих россиян к месту жительства. Наша общая задача — предотвратить подобные ситуации. Очень важно, чтобы наука давала оправдываемые точные прогнозы, рыбопромысловые путины проходили в нормальном режиме, без неприятных сюрпризов.

Работа сессии продолжается, а в субботу, 20 февраля, состоится заседание Дальневосточного совета по промысловому прогнозированию, где будут рассмотрены итоги работы отечественного рыболовства на Дальнем Востоке в 2015 году и его ближайшие перспективы. Также 20 февраля пройдет заседание совета директоров дальневосточных рыбохозяйственных научных организаций.

Кстати, в Сахалинской области в 2016 году ожидается вылов более 105 тысяч тонн лососей. Подходы горбуши, традиционно для четного года, считающегося "нерыбным", будут невысокими: всего к вылову предлагается менее 58 тысяч тонн. Напротив, уловы кеты обещают приблизиться к историческому максимуму: в водах Сахалина и Курильских островов предполагается добыть 45,6 тысячи тонн и почти половину из этого объема планируется взять на Южных Курилах. Промышленный промысел симы по-прежнему будет закрыт, и небольшое увеличение рекомендованного вылова по сравнению с 2015 годом порадует только рыболовов-любителей.
Подробнее: http://sakhalinmedia.ru/news/society/18 ... godno.html


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Пт авг 05, 2016 11:46 am 
Не в сети
Активист ZonaFish
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт май 15, 2008 2:44 am
Сообщения: 44357
Откуда: СПб
Власти Сахалина и Сбербанк создают проект по поставке рыбы в регионы России

05.08.2016

Заместитель председателя Сахалинской области Игорь Быстров заявил, что Сбербанк и правительство Сахалинской области создадут структуру для управления проектом «Рыба России», передает RNS со ссылкой на печатные СМИ.

Отмечается, что в рамках проекта будет налажена поставка рыбы с Дальнего Востока в российские регионы.

По словам Быстрова, в проект планируется привлечь не менее 50 млрд руб. от частных инвесторов, финансовых структур и розничных сетей. Помимо этого ведутся переговоры с инвесторами из Японии.

Правительство Сахалина поддержит инвесторов субсидиями. В свою очередь Сбербанк будет оказывать им финансовые услуги, в том числе лизинга и факторинга.

Данный проект является частью соглашения между Сбербанком и Сахалином, который был заключен в 2015 году.
https://www.gazeta.ru/business/news/201 ... 0177.shtml


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Чт дек 08, 2016 11:40 am 
Не в сети
Активист ZonaFish
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт май 15, 2008 2:44 am
Сообщения: 44357
Откуда: СПб
Зампред правительства Игорь Быстров: "Мы придавлены мечтами о лососе, но надо из-под них выбираться"

8 декабря 2016.

Кирилл Ясько

На Сахалине официально завершен самый "горячий" промысловый сезон — еще 15 ноября была прекращена навигация маломерных судов, а 30 ноября прекратился лов главного для островного региона вида водно-биологических ресурсов — лосося. Итоги уходящего, успешного и непростого одновременно, рыбного года корреспондент ИА Sakh.com подвел вместе с куратором рыбохозяйственного блока, заместителем председателя правительства области Игорем Быстровым.

— Игорь Михайлович, традиционно успешность или неуспешность того или иного года у сахалинских рыбаков измеряется единственным показателем — сколько поймали лосося. Как в 2016 году с этим дела обстояли?

— В самом деле — беда последних двух десятилетий в том, что мы перестали мерить другими объектами. И сегодня пришел лосось или не пришел с определенной периодичностью является показателем благополучия отрасли да и большого количества жителей региона вообще. Я просто две цифры приведу, которые дают понять, что мы куда-то не туда ушли, в моновидовой промысел.

Вот смотрите, раньше, несколько десятилетий назад, Сахалинская область ловила от 800 тысяч до миллиона тонн каждый год. И лососевые составляли порядка 5-10% всего. Сегодня в общем объеме вылова эта доля увеличилась до 15%, а по иным годам вроде 2008, 2009 — до 25-30%.

Раньше мы привозили на переработку на берег порядка 120 тысяч тонн рыбы и морепродуктов без учета лосося. Сейчас на берегу самого крупного острова Сахалина мы перерабатываем порядка 10 тысяч тонн — это промышленные камбала, навага, минтай, а также всякая мелочь вроде корюшки, краба колючего, которые непонятно в каком лове — то ли в любительском, то ли в браконьерском.

Так что проблема здесь не в том, больше или меньше мы лосося берем. Беда в том, что мы стали ловить меньше других объектов. А лосось — это сезон. Соответственно весь наш промысел переходит на сезонные рельсы: подходит лосось и все, жизнь забурлила. Закончилась путина — свернулась и наша рыбохозяйственная деятельность. Поэтому такое волнение ежегодно — подошел — не подошел, куда подошел.

Есть еще один момент очень значимый для понимания наших проблем. Всю эту систему нашего лососевого промысла мы создавали в период сумасшедших подходов: 300 тысяч тонн в 09, 10, 11 годах. Соответственно, пиковые подходы, неважно, чем они были вызваны, требовали увеличения количества неводов, РУЗов на реках, вот этого частокола сетей.

И мы тут насоздавали, даже любительское рыболовство вытеснили с территории островов.

Сегодня это меняется... Мы перешли к нормальным годам, количество лосося сокращается. А лосось, напомню, сегодня остается единственной надеждой для наших рыбопромышленников. И рыбы в таких условиях им не хватает категорически: число предприятий запредельное, неводов больше, чем может экосистема позволить, чем требует рациональное пользование ресурсами. Это сумасшедшая нагрузка на природу.

В последнее время все эти перекосы стали выползать, и все начинают искать виноватых: наука, РУЗы, промышленники, мы, природа или еще что-то. Но по факту все просто: создана система, которая не соответствует ни подходам рыбы, ни состоянию биоресурсов, ни сохранению, ни экономике.

— Так сколько в итоге поймали?

— Вообще у нас по лососю рост практически на 41 тысячу тонн к прошлому году, суммарный вылов составил порядка 104 (в 2014 — 114) тысяч тонн. Вот у меня есть замечательные цифры, где нам повезло, где не повезло. Вот прогноз, вот сколько мы поймали. Смотрите, Анивский район — 263 тонны, один полный невод. Южно-Курильск — 39 тонн, западное побережье Смирныховского района — 49 тонн, Александровск-Сахалинский — 218 тонн, Холмск — 517. То есть за планов громадьем мы оказались практически не у дел. А вот Томаринский район взял хорошо, практически половину всего улова западного Сахалина, — 1093 тонны. А вот на востоке совершенно другая картина: Поронайский район выловил 17 тысяч, Ногликский — 6,3 тыс., Смирных — 7 тысяч тонн. Расхождение по районам какое, да? Кстати, практически вся кета (свыше 26 тысяч тонн — ИА Sakh.com) у нас рыбоводная, и мы этим гордимся. А вот в северо-западном промысловом районе — это дикая популяция, амурская. И там тоже все хорошо — 101 процент даже.

Кстати, вот Северо-Курильский район у нас сегодня один из лидеров береговой переработки. Думаю, мы там 40 тысяч тонн получим по итогам года. Там сейчас, как раньше на Сахалине было, — у нас в Невельск, где я работал в порту грузчиком в свое время, приходили суда, выливали эту рыбу, она потом шла на пищевую промышленность, зверопром. То же самое в Холмске, Правде, Чехове, по всему западному Сахалину, в Стародубске, Корсакове, Поронайске. Рыба всегда была, шла потоком.

А сегодня мы 10 тысяч тонн на самый большой остров привозим.

Почему так с лососем дела обстоят? Тут много интерпретаций. У меня своя, у вас, может быть, своя. На сегодня у нас нет обоснований научных всех явлений в полном объеме — надо или не надо ставить РУЗ, надо невода удлинять или нет. У науки просто нет объективных данных. И особенно это последние года доказывают: мы по горбуше и кете очень мало знаем. А над экономикой сложно смеяться, но это наука — деньги либо есть, либо нет, у предприятий либо прибыль, либо убытки.

— И, все-таки, есть или нет?

— Еще раз повторю — все у нас на берегу заточено на лосось, других видов — всего 10 тысяч тонн. Это просто слезы для Сахалина. Отсюда итоги, которые, признаюсь, достаточно печальны. У нас на сегодня практически все рыбаки живут на юге, а рыба (лосось) с каждым годом находится все севернее и севернее. В период высокой численности это было несущественно — всем хватало. Но в такие вот периоды снижения это серьезно сказывается. Анивский район, западное побережье Сахалина уже несколько лет без рыбы. И те меры, которые наша наука предлагает: невода покороче поставить от Свободного до Анивы и другие новации, не работают. Рыбы как не было, так она там и не появилась.

Что здесь происходит — на самом деле вопрос принципиальный. Временные ли это флуктуации или постоянный тренд на снижение. Это надо знать точно, поэтому мы работаем с Росрыболоством, с рыбохозяйственной наукой, чтобы они дали нам какие-то прогнозы на ближайшую перспективу, более-менее достоверные.

Сейчас как происходит: мы под громкие аплодисменты начинаем путину, обещаем много-много-много. Поставили невода, привезли людей, взяли кредиты под будущие уловы, а рыба не пришла. Деньги надо возвращать же... И такая организация промысла провоцирует совершенно негативные процессы — вместо увеличения показателей, прибыли для бизнеса мы плодим нищету, проблемы. Они и в этом, и в том году возникали: невыплата зарплаты, которая в 2015 году была громкой, никуда не делась, просто она протекает в основном в плановом режиме. В связи с проблемами на "Островном" мы этот вопрос взяли на особый контроль. Что-то из негатива удавалось компенсировать в моменты возникновения, что-то нет. Да, громких банкротств сегодня нет, но все берут кредиты под залог основного имущества. И по многим предприятиям закредитованность очень высока — больше, чем они реально могут отработать имуществом или уловом.

Хотя в целом по Сахалину, надо признать, этот год был достаточно удачным — как, знаете, температура по больнице 36,6. На севере рыбы было много, на юге было меньше. Соответственно перетоки были и, в целом, экономика отрасли была позитивная. Завезли намного меньше временной рабочей силы, состорожничали. Зато рост НДФЛ, а это один из основных показателей, составил практически 34%. И основной прирост здесь дали как раз перерабатывающие предприятия — то, что мы лосось на берег правдами или неправдами затаскиваем. Смотрите, да? Лосося больше было в этом году на 40 тысяч, и сразу на треть у нас выросли доходы. Такое вот его значение для нашей деревни.

Но в отрасли сегодня некий пессимизм царит: все неликвидные участки на продаже, но они не нужны. Рыба год не пришла, два не пришла, три — так что рисковать никто не хочет, покупателей сегодня нет.

— Скажите, а такая зацикленность на лососе вообще типична для Дальнего Востока?

— В том то и дело, что это уникальный для Сахалина случай. Почему возник вообще вариант с доступной рыбой, с шестимильной зоной? Это следствие того, что все у нас лососем начинается и им же заканчивается. Плач народный — "у рыбы живем, а рыбы нет" — он же вполне объективен. Мы же не ловим рыбу для себя, откуда же ей взяться на берегу? "Спасибо" браконьерам и населению, которые эту рыбу худо-бедно на рынок доносят. Минтай, терпуг, треска — это да, это у нас промышленным способом ловится, замороженным возится, проблем нет. Но корюшка, навага, другие виды... Мы последнее время пытаемся как-то это навалом решить, что-то получается. Это для рынка не очень хорошо, конечно.

Еще следствие вот этой лососевой сезонности в том, что население не может найти работу или подработку. Лососевый промысел он достаточно специфичный — туда много людей не возьмешь, места заняты в основном сезонными работниками. То есть даже если рыба есть, на ней зарабатывают не сахалинцы.

— С лососем более-менее ясно: от него зависим, его перерабатываем. А с остальными дарами моря?


— Совокупный вылов у нас сегодня составляет порядка 800 тысяч тонн. Эта цифра складывается из восьми основных объектов: минтай, треска, сельдь, кальмары, лососевые, терпуг, камбала, сайра. Ну а практически все гольцы, красноперки, корюшка, навага, пеленгасы на рынках — все это вылавливается населением. Краб колючий, креветка прибрежная — туда же.

И здесь у нас есть целый ряд проблем, до сих пор нерешенных. У нас зачастую в России и на Сахалине тоже, естественно, просто нет флота и технологий для добычи той или иной рыбы. Вот, например, сайра. Печально известный комбинат "Островной" оказался заложником перемены в поведении рыбы. Сайру ловили под берегом, можно было ее туда-сюда возить небольшими судами, а потом рыба вдруг ушла от берега и проще ее там ловить и сразу перерабатывать в море. Транспортировка свежей сайры сразу потеряла смысл, предприятие вынуждено было ее закупать, а это совершенно другие деньги.

И вот эта наша беда: мы ударились в моновидовой промысел, по минтаю у нас рекорды, по лососю у нас рекорды. А сайра как только от берега откочевала — и все, нам просто нечем ее ловить, нет флота, приспособленного для этого. Выяснилось, что необходимо изменение системы управления рыболовством, надо стимулировать промышленников строить новые корабли, каким-то образом менять существующие механизмы, состав флота.

На Сахалине у нас лосось, лосось, лосось. Уже слово такое неприятное. А чем ловить его? МРС (малый рыболовный сейнер)? Ну МРС — это прошлый век. В северных морях работают огромные живорыбные суда — уходит на неделю или десять дней в море и привозит тысячу тонн живой рыбы. А у нас МРСка уходит и на следующий день возвращается. Сколько она везет улова? 5-6 тонн? Чтобы развивать промысел, нужен флот. А его у нас, еще раз говорю, нет.

— И тут у нас появляются "инвестиционные квоты" — строишь суда, получаешь объемы, ловишь?

— Тут все очень сложно на самом деле. Да, есть такие идеи, но по разным ресурсам совершенно разная ситуация, полярные мнения. Вот, например, минтай — достаточно рентабельный вид. Поэтому никто там эти инициативы однозначно положительно не встречает: там и так флот есть, есть прибыль, зачем нужны конкуренты?

Но на его основе можно развивать другие ресурсы, не такие рентабельные. Что мы сегодня имеем — не хватает флота однозначно. И без механизмов стимулирования мы его создать не сможем. Те суда, которые мы строили в 60-е, 70-е, 80-е годы, свой ресурс сегодня вырабатывают. Задача на сегодняшний день — обновить флот, который следующие 10-20-30 лет сможет работать.

Другое дело, что нет единого рецепта — все ВБР разнообразны, и те схемы привлечения инвестиций, которые пригодны для минтая или трески, не будут работать на иваси. Там сейчас нет ни судов, ни технологий, ни рынка сбыта. Он пропал просто — долго иваси не было, и потребителей не стало. Кто даст кредит под него? Поэтому изменения в законодательстве направлены на создание условий для обновления основных средств.

В каком формате все это будет принято, сейчас обсуждается, и это обсуждение достаточно тяжелое. Есть два основных момента, о которых и рыбаки говорят, и законодатели. Во-первых, чтобы все это превратилось в суда, а не осталось словами, нужен механизм контроля, который сможет на самом деле обеспечить обновление флота. Это, в свою очередь, позволит создать те ресурсы, которые необходимы для развития отрасли.

Второй момент в том, что мы живем в прибрежном регионе и нам интересно как можно больше затянуть рыбы на наш берег. Это наши рабочие места. Эти показатели напрямую связаны — чем больше рыбы будет на берегу переработано, тем больше эффект для островов. Как только на берег чего-то положили, у нас показатели сразу подскочили. А в море... Сегодня весь мир живет по принципу — жить где комфортнее, работать — где больше платят. То есть человек живет в Крыму или Краснодаре, а работает на пароходе. А береговые предприятия — это совсем другое.

— А сколько у нас всего предприятий перерабатывающих?


— У нас сегодня порядка 300 перерабатывающих предприятий, которые совокупно могут обработать порядка 3 миллионов тонн. Это практически весь российский улов за год. Огромная цифра. Но они работают только на лососе и после завершения пиковых подходов закрываются на лопату. Все вымирает в "не сезон".

— Кстати, о заработках. Какое место сегодня у нас в экономике занимает рыбохозяйственный сектор?

— Мы занимаем сегодня первые проценты в экономики области. Не нефть, конечно, но где-то чуть меньше угля, может быть. У нас всегда предметом гордости была занятость, но в последние несколько лет мы очень серьезно просели по этому показателю в силу сезонности и работы в океане. Сегодня всего 10 тысяч человек официально работают. А потенциал буквально в последние годы был 17 и даже 20 тысяч в сезон. Согласитесь, это достаточно скромные показатели.

Важно еще, что чисто психологически роль рыбохозяйственного комплекса выше, чем того же сельского хозяйства — не уродилась картошка, "значит климат такой", а если рыбы нет — "не туда продали".

— А куда это, "не туда"?

— То, что выловлено здесь, идет туда, где покупают. Чтобы не было недоразумений, надо сразу понимать — мы под 800 тысяч тонн вылавливаем, но съедаем всего 18 тысяч примерно. Точной оценки здесь, правда, быть не может, официальной статистики здесь нет, но есть различные исследования, которые позволяют об этом говорить. Поставляем мы на Сахалин сюда всего 30 тысяч тонн, помимо переработки, из них 18 съедается непосредственно, остальное расходится по малым предприятиям и уходит из области силами населения — подарки, гостинцы. Это звучит смешно, но это на самом деле серьезный поток.

12 тысяч тонн из этих 18 — это промышленные виды — тут основную часть составляет лосось, еще есть белая рыба, минтай тот же самый. Корюшка, навага, краб-волосатик — это продукция любительского рыболовства. То есть даже не так — это то, что население вылавливает. Ведь они либо удовольствие получают — тогда любители, либо деньги зарабатывают — тогда нет. А то, что мы не можем под них подвести определения, это не проблема населения и рыбы, это проблема управления.

В основном у нас сегодня мороженая продукция, хотя это не характерно для прибрежных регионов. Она удобна для торговли, транспортировки, может долго храниться.

Сегодня к тому же у нас практически нет сезонной рыбы, а это оптимальный вариант.

Из оставшихся объемов порядка 448 тысяч реализуется на территории РФ, еще 278 уходят за рубеж. Много это или мало? Тут надо понимать, что львиную долю промысла составляет минтай. И сколько его можно доставлять по России? Уже не то что люди — кошки наелись. На Сахалине, например, потребление его падает, хотя мы периодически интервенции на рынок устраиваем, безголовки, хорошего качества довольно, 60-70 рублей. Но сегодня люди переходят на другие виды рыбы — терпуг, треску, палтус. Народ потихоньку начинает эти вещи у себя раскручивать, принимает решение более дорогие сорта рыбы ставить на стол.

— И такая картина всех устраивает? Нет каких-то направлений модернизации?

— У каждого ведомства сегодня своя задача: у отраслевого управления — это выловы, налоговые показатели. А для субъекта федерации более важно обеспечение населения рыбой доступной, разнообразной в ассортименте, свежей, а также поддержание уровня занятости местных жителей.

По первому пункту нам необходимо, чтобы свежая рыба была на прилавках. А значит ловить ее должны не БМРТ (большие морозильные рыболовные траулеры, которые обрабатывают рыбу прямо в море), а небольшие суда. Надо стимулировать их работу, увеличение флота. Кроме того, ВБР прибрежные очень разнообразны — на юге, на севере, на востоке, на западе. То есть мощности добывающие и перерабатывающие должны быть распределены дискретно, равномерно. По всей протяженности берега, так сказать.

Второй момент не менее важен. Мы не говорим, что тот же Чехов можно поднять, если два рыбака будут выходить в море на кунгасах и ловить рыбу. Но несколько человек при этом смогут жить достойно, работать, получать доход. А там еще сельское хозяйство, лес... Вот для этого мы можем и должны создать условия.

То есть необходимо, чтобы прибрежная часть работала, чтобы там была жизнь. Для этого надо сформировать нормативную базу, которой сегодня нет. Не должно быть нормой, что рыбак-любитель пошел, поймал краба и продал его, не неся ответственности за качество того, что он реализовал. Да, по факту зачастую так оно и есть, но это неправильно.

Мы должны, в том числе в рамках проекта по шестимильной зоне, создавать здесь несколько категорий. Первая — это владельцы рыбопромысловых участков для любительско-спортивного рыболовства: закон об аквакультуре есть и если я сам развожу какой-то ресурс, тех же лососевых, я даю вам право здесь половить. Не как сегодня, когда РПУ просто перепродают государственный федеральный ресурс: за 60 рублей я тебе разрешу тут половить. Это неправильно, но выхода пока нет, и мы вынуждены идти на это. Если кому-то и должны заплатить за лосося люди, то это государству за лицензию. То есть должны появиться зоны, где занимаются воспроизводством и разрешают населению ловить. Наши озерца, прудики, у нас здесь потенциал хороший и для рыбалки, и для отдыха. Надо все это восстанавливать.

Следующее — любители, которые должны получать так называемые фиш-карты, на ценные рыбы в том числе. Зачем? Чтобы человек мог приехать, половить для своего удовольствия, отдохнуть. Третьи — это местные жители, которые просто отдыхают, ловят для удовольствия незапрещенные виды — они пускай и дальше ловят.

А те, кто занимаются рыбной ловлей для заработка денег, — это отдельная должна быть категория. Нужно объединять рыбаков в артельки, помогать им оформлять индивидуальные предприятия. А еще мы должны убрать из любительского сегмента мелкое товарное производство.

И тут мы упираемся в главную проблему — действующую и узаконенную сегодня систему распределения ресурсов. Они просто проходят мимо этих направлений: на аукционах может выиграть только тот, кто имеет деньги. Приходит на ту же селедку промышленник из Приморья, списывает весь улов и все, наши рыбаки сидят на берегу курят бамбук. То есть система заточена на крупную промышленность, а необходимо, чтобы ресурсы были закреплены за территорией прибрежных населенных пунктов, где есть эти артельки. Пусть ловят в счет общего вылова, но надо ресурсы эти гвоздями приколотить буквально к Чехову и Мгачи.

Ну а в промышленном рыболовстве у нас задача уйти от нашей беды — выбраться из-под лосося. Нас мечтами о том, что его будет много, просто задавило, выползти необходимо. Лососевый промысел надо оптимизировать, чтобы находилось место и для рыбаков-любителей, чтобы промысловая нагрузка распределялась равномерно. Далее нужно создать условия чтобы промышленники возили улов на берег — это и увеличение норм прилова, и разрешение заполнять промысловый журнал на месте. Ведь основные показатели и отдача все-таки от промышленности идут. Ну и создание условий, чтобы на берег могли рыбу возить не только МРСки, но и современные суда, способные несколько дней идти к месту промысла и сохранять сырец свежим, пригодным для переработки на берегу.

Еще один важный сегмент — аквакультура и объекты шельфа. Например, значительная часть волосатого краба, колючего краба, практически весь морской еж и гребешки сахалинские находятся в прибрежной зоне. Необходимо запускать их на берег, образовывать добавочную стоимость, создавать рабочие места. Не только за счет переработки, но и за счет продажи с нашей территории, развивать биржевую торговлю, аукционы. Все к этому механизму должно прийти со временем. Да есть вопрос сохранения естественных популяций, но не менее важный вопрос — искусственное воспроизводство. И перспективы здесь достаточно хорошие.

— Про аквакультуру и марифермы у нас, наверное, уже усиленно года три говорят. Но как-то незаметно каких-то особых проектов. Когда нам первые гребешковые фермы ждать?


— Что у нас есть на самом деле... Есть некий скепсис. Если по лососю он заключается только в том, что у нас разные формы собственности — государственные, арендованные, частные. И мы с разными мерками подходим к этому и отсюда возникают конфликты. Но что касается искусственного воспроизведения лосевых — это перспективное направление, отлаженные технологии промысла и разведения. Особенно это актуально для западного Сахалина — там для дальнейшего движения это необходимо. Только, естественно, сохраняя генофонды той популяции, которая сегодня существует, чтобы "дикие" лососи не исчезали.

По трепангу, гребешку все сложнее — надо иметь рыбопромысловые участки, а мы на пике все попилили. С обеих сторон Сахалина все ровным слоем — РПУ. Промысел, промысел, промысел, порт, где ничего быть не может -это закрытая техногенная зона, и снова промысел, промысел, промысел. Даже для любителей места нет. Пока мы не оптимизируем промысел и саму ситуацию с участками, можно говорить "халва", но слаще не станет. Говорить о том, что на всех участках дадим возможность заниматься аквакультурой — так уже было у нас, мы в 2008 году вместе со всеми субъектами переписали действующую схему РПУ. Только они прикрепили к каждому участку перерабатывающие мощности. А мы только переписали. Был эффект? Думаю, и сегодня очередное переписывание ни к чему не приведет.

Кроме того, аквакультура — это достаточно затратное мероприятие, нужны инвестиции. К тому же она далеко не всегда совместима с промыслом — это два разных процесса чисто технологически. Так что придется признать, пока у нас особых условий, чтобы трепанга выращивать, нет.

— И в ближайшей перспективе ждать этого, видимо, тоже не стоит? Есть и более приоритетные задачи?

— Сегмент, который мы сегодня раскручиваем, — это живорыбная торговля. Первая задача, которую мы решаем это — поставка свежей и охлажденной рыбы в дополнение к тому, что уже сегодня реализуется, дополнительно к тем объемам, которые мы уже имеем у себя на прилавках. Для этого организовали ярмарки и места реализации в муниципальных образованиях. И уже по итогам нескольких месяцев 460 тонн имеем. Это и камбалы, и окуни, и крабы, и устрицы, реализованные в свежем и охлажденном виде.

Пока это все сдерживается инфраструктурой. Мороженую рыбу можно таскать туда-сюда — завернул в газету и таскай, она целый год замороженная. А свежая и охлажденная через полчаса на солнышке уже далеко не свежая и охлажденная, и есть ее уже нельзя. Это отдельные технологии, которые мы создаем. Уходит в море — лед, возвращается — лед. И в таком виде на прилавок попадает. Сейчас оборудуем специализированные места, вроде тех, что на площади Победы. Пока себя они противоречиво зарекомендовали, перебои со светом, но льдом перебивались.

Второй вопрос, с которым мы столкнулись, это культура потребления. Мы, как ни странно, ориентированы на замороженную рыбу. Да, рыбаки-любители едят свежую рыбу, но они не ходят на рынок. Они поймали, сварили и съели. Для основной массы потребителей этот сегмент достаточно непривычен — и устрицы, и некоторые виды крабов, и сама рыба вне "привычных видов". Первые продажи тут единицами измерялись, это потом люди распробовали, и продажи пошли на сотни штук, на сотни килограммов. Этот процесс немгновенный. На сегодня мы говорим только о пелагических видах, о ярусном и сетном лове — у нас идет лососевая путина, и провоцировать население ловить там же, где у нас уже лосось добывают? Поэтому мы сетной лов открыли только тогда, когда путина кончилась, чтобы в искушение не вводить.

Поэтому говорить, что что-то закончено, пока преждевременно. Но уже есть несколько тенденций: что свежую и охлажденную рыбу можно ловить, доставлять, люди ее берут. И уже даже спрашивают — "почему свежей у вас нет, а замороженная стоит?". Мы увеличили количество прилова (рыбы, которая попадает в сети "дополнительно" к основному объему промысла — ИА Sakh.com) с 2 до 10%. То есть выкидывать стали в пять раз меньше — вот эти излишки как раз должны к нам на стол попадать. На первом этапе рыбаки были достаточно осторожными, но сейчас, в межсезонье, многие уже склоняются к промыслу в шестимильной зоне.

— То есть система будет развиваться и дальше?


— Есть комплекс — берег, где живут люди и выходят в море. И это совершенно разные люди — есть промышленники, у которых квоты, рыбаки-любители, которые никогда не будут продавать, КМНС, местные рыбаки, которые будут этой рыбой торговать и жить этим. Это целая система, где все эти люди существуют и работают борт о борт. И обеспечить им нормальное сосуществование — наша задача сегодня. Сделать так, чтобы там, где МРСка со своими снастями ту же треску не возьмет, ее мог на удочку взять рыбак. И никаких проблем из-за этого у них не было.

Прибрежная зона в большинстве стран мира — это место, где не столько отраслевое, сколько территориально-отраслевое управление — то есть есть территория, есть некое местное сообщество, население и власти, есть приуроченные к этому ресурсы и механизмы управления ими. И сегодня надо убрать эту избыточную конфликтность, нужно несколько решений принять и расписать все подробно. Краба можно ловить или нет? Допустим, можно. А можно продавать? И начинается лукавство — нет, продавать нельзя, только съесть. Со шкуркой? Или можно мясо почистить? Все это должно быть закреплено. Если поднимите правила рыболовства по Хабаровскому или Приморскому краю, увидите, что там целые страницы — тут можно ловить, там нельзя, то можно, то нельзя, так можно, а так нет. А у нас одна строчка — лосось нельзя, краба нельзя, то нельзя. Даже гребешка из штормовых выбросов — и того нельзя собирать. Везде подход такой дискретный, а у нас конкретный.

От того, что человек поймал краба и съел его, ничего в нашей экономике не произойдет — если он его поймал руками или на поддев. Ничего. Если ловушкой или сетью — это другой вопрос. Сетью это браконьерство, а ловушкой — это промысловик, он должен платить налоги и иметь какое-то преимущество как малый бизнес, который поддерживается. Необходимо закрепить за теми же Чеховым, Мгачи ресурсы, определить правила промысла, орудия лова. Все это может комиссия по типу анадромной регулировать — регламенты, начало промысла, пропускные дни, когда ловим и когда не ловим.

Что касается промышленного рыболовства — здесь у нас общий тезис. Это снятие административных барьеров. Чтобы рыбаку было удобно доставлять и продавать, чтобы он не проблемы получал и скандалы, а комфортно работал. В том месте, где можно, взвешивает, сортирует на берегу. Это лукавство, что мы на острове не можем сосчитать, сколько и куда уходит. Сегодня мы эту систему тестируем — добровольно население берет путевки и отсчитывается. Права просить отчета у нас пока нет. Мы запросили у Росрыболовства объемы краба, трубача, других видов. Чтобы можно было эту категорию "промышленников-любителей" выделить — чтобы была путевка, которая разрешает. Сегодня она просто позволяет нам как-то за этим процессом наблюдать.

— А будут наши знаменитые три хвоста продолжаться?

— В прошлом году три хвоста и доступная рыба были такие пробные проекты. Сегодня мы продолжать это планируем, конечно, но в другом виде. По этому году, кстати, сильно меньше желающих: в том году были путевки десятками тысяч, был такой ажиотаж. Теперь мы его сбили. Я думаю, 3-3,5 тысячи путевок за сезон — этот тот показатель, который оптимален.

— А есть какое-то понимание, куда все-таки нашему рыбному комплексу дальше двигаться?

— Самый главный момент сегодня, чтобы мы все вместе, и это не фигура речи, поняли, что необходимо жителям каждой конкретной деревни, каждому жителю Сахалина и Курил. Люди должны вступать в диалог, вырабатывать общие решения. Задача на год — выстроить эту систему взаимодействия. Она у нас уже есть с клубом рыбаков-любителей, с промышленниками. Необходимо и дальше расширять. Надо сделать так, чтобы можно было за один стол посадить рыбаков-любителей, население, промышленность. В каком формате это будет? Думаю, приближено к муниципалитетам — надо создавать советы на местах. Чтобы люди понимали, куда рыба идет, почему ее нет или она есть. Нужна инициатива снизу — чтобы нам правильно поставили ряд вопросов, на которые можно будет дать правильные ответы. Такой спокойный формат общения и работы — не бесконфликтный, без конфликтов здесь быть не может, но такой конструктивный и позитивный. Вот над этим и будем работать.
https://www.sakhalin.info/weekly/125166/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Ср янв 11, 2017 5:41 pm 
Не в сети
Активист ZonaFish
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт май 15, 2008 2:44 am
Сообщения: 44357
Откуда: СПб
Депутат Госдумы займется декриминализацией сферы рыбного промысла на Дальнем Востоке

Николай Ковалев приглашен в совместную рабочую группу правительства и Генпрокуратуры по решению проблемы незаконного рыбного промысла на Дальнем Востоке

Член комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Николай Ковалев в рамках «правительственного часа» обратился к министру по развитию Дальнего Востока Александру Галушка с вопросом о декриминализации сферы рыбного промысла в регионе.

«Согласно статистике в 2015 году к ответственности за нарушение уголовного и административного законодательства, касающегося незаконного рыбного промысла, привлекались преимущественно рядовые представители организованной преступности. Организаторы этого бизнеса оставались вне досягаемости закона», - заявил Ковалев.

Парламентарий спросил у министра, какие в связи со сложившейся ситуацией предпринимаются меры.

Министр России по развитию Дальнего Востока признал, что незаконный промысел является одной из больных тем. «Проблемы во многом обусловлена тем, что основная масса наших ресурсов сосредоточена именно в дальневосточном бассейне», - отметил он.

Галушка также добавил, что вопрос в большей степени относится к предмету ведения коллег из министерства внутренних дел, но в министерстве не уклоняются от решения проблемы.

«В июле прошлого года была проведена совместная коллегия Генеральной прокуратуры и министерства по развитию Дальнего Востока. На ней был рассмотрен комплекс проблем, связанных с незаконным нерегулирумым промыслом в регионе. Сформирована совместная рабочая группа по решению этих вопросов, и я приглашаю вас войти в эту группу для совместной работы по декриминализации отрасли», - сообщил министр.

Также Галушка напомнил, что вместе с депутатами Госдумы в 2016 году был принят закон, который должен поспособствовать решению существующей проблемы. «Он связывает право вылавливать рыбу с обязанностью инвестора строить рыбоперерабатывающие мощности, либо покупать российские суда. Со следующего года закон начнет работать. Мы рассчитываем с депутатами работать над всем этим комплексом вопросов», - подчеркнул министр.
http://er.ru/news/150542/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Вт фев 28, 2017 11:52 am 
Не в сети
Активист ZonaFish
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт май 15, 2008 2:44 am
Сообщения: 44357
Откуда: СПб
"Ловить нельзя заморить": руководитель "Тараная" не согласен со взысканными судом миллионами

28 февраля 2017.

Кирилл Ясько, Юрий Стадник

Вчера ИА Sakh.com со ссылкой на пресс-службу областной прокуратуры сообщил о решении анивского районного суда о взыскании с ООО "Таранай" 20 миллионов рублей в качестве компенсации ущерба государству за незаконный вылов чуть более чем 70 тонн кеты в реке Таранай. Решение анивской Фемиды, уверен руководитель предприятия Константин Шушпанов, является несправедливым, он намерен оспаривать его в вышестоящей инстанции.

— Река Таранай является по своим гидрологическим характеристикам типичной горбушевой. Нерестилища кеты в небольшом количестве находится в ее равнинной части ниже рыбоводной забойки и выше забойки всего порядка 200 квадратных метров, для заполнения которых по норме требуется около 300 штук производителей кеты, — рассказывает гендиректор. — В реке Таранай отсутствуют условия для нормального эмбрионального развития икры кеты. По этой причине работники ФГБУ "Сахалинрыбвод" (этой организации принадлежит горбушевый рыборазводный завод) в своих рекомендациях по организации ее промысла рекомендуют эту заводскую рыбу изымать, так как, если пройдёт она в верхние нерестилища горбуши, то перекопает их. Погибнет сама кета и отравит этой огромной массой все нерестилища. Тем более, правилами рыболовства был разрешён вылов лосося в промышленных объёмах на забойках ЛРЗ в случае угрозы заморов.

А в сентябре 2013, продолжает он, горбуша пошла на нерест в реку Таранай вместе с кетой, и это редкое явление было сравнимо с замором, о чем в ходе судебного заседания рассказали несколько свидетелей (в частности, бывшие начальник "Сахалинрыбвода" Владимир Самарский, глава (в 2011-2015 году) агентства по рыболовству Павел Колотушкин, руководитель анивского отдела "Сахалинрыбвода" Сергей Макеев). При этом у самих работников рыборазводного завода никаких оснований для изъятия рыбы не было: ЛРЗ не является рыбодобывающим предприятием, у него нет рыбопромыслового участка и разрешительных документов на промышленную добычу кеты и горбуши. То есть, по сути, уверен Шушпанов, рыбопромышленники выступили эдакими спасителями нерестилищ от гибели.

— Также у ЛРЗ нет рыбоводного участка на реке Таранай. На реке Таранай не обозначены границы ЛРЗ и пункта отлова производителей. И не могут быть обозначены на реке физически, так как это место расположено на суше, а не в реке. Это конструктивное отличие ЛРЗ на реки Таранай от всех других ЛРЗ на Сахалине, где пункты отлова производителей находятся в реках непосредственно, — продолжает гендиректор. — Кроме того, термин "забойка", обозначенный в договоре на РПУ, во-первых, не соответствует нормативно утверждённому перечню объектов аквакультуры, во-вторых, в данном контексте предусматривает запрет промышленного изъятия рыбы в садках пункта отлова производителей, в-третьих, применительно к реке Таранай, не приемлем в принципе, так как пункт отлова производителей горбуши ЛРЗ "Таранай" не находится в русле реки.

То есть, по словам Шушпанова, в договоре на речной РПУ пункт со словами "забойка" ЛРЗ не соответствует правильному нормативному названию места в рыбоводном заводском комплексе, где производится отлов производителей для дальнейшего выдерживания с целью изъятия половых продуктов, используемых при искусственном оплодотворении. В результате таких лингвистических манипуляций со стороны чиновников пользователь речного РПУ может быть поставлен в сложное положение. Хуже того, законоправное, соответствующее действующим тогда правилам рыболовства, легальное, открытое изъятие кеты на горбушовой реке в период закладки икры горбуши на инкубацию прокуратура могла приравнять к махровому браконьерству.

При этом точка зрения Константина Шушпанова не нашла понимания даже у коллег по цеху. Руководитель анивской ассоциации рыбопромышленных предприятий Анатолий Кобелев в комментарии для ИА Sakh.com назвал решение суда полностью обоснованным.

— Свидетель со стороны генерального директора ООО "Таранай" Константина Шушпанова, директор ЛРЗ на реке Таранай Владимир Романчук в суде даже утверждал, что хотя работу наёмной бригады по добыче кеты в промышленных объёмах в рыбоходе ЛРЗ сам Шушпанов с ним не согласовал, он считает, что действия этой бригады на забойке законны, потому, что у ООО "Таранай" есть договор на промысел лососей в этой реке. То же самое говорил на суде бывший руководитель сахалинского агентства по рыболовству Павел Колотушкин, хотя он прекрасно знал, что все детали вылова кеты в промышленных объёмах должны быть рассмотрены Сахалинской областной комиссией по регулированию вылова анадромных видов рыб. При этом утверждении умалчивалось, что в устье реки Таранай для регулирования пропуска лососей на нерест был установлен малый ставной невод и что пропуск лососей в верхний участок реки Таранай, расположенный за плотиной завода, также с успехом регулируется специальной системой перекрытий, — комментирует Кобелев. — К тому же в сентябре 2013 года и в период незаконной добычи кеты в рыбоходе на реке Таранай заморных явлений не было, и работники завода, как они сами ему сказали, могли бы самостоятельно отсортировать рыбу. Так что, я считаю, что эти люди, занимающие ответственные должности, такими показаниями только вызывают недоверие рыбацкой общественности к государственным органам управления рыболовством.

В последующее время, по словам Анатолия Кобелева, ООО "Таранай" вылавливало лосось на реке Таранай при помощи закидного невода непосредственно на нерестилищах этой рыбы, когда икра уже находилась в гнёздах. Тем самым бугры разрушались. Об этих грубых действиях со стороны ООО "Таранай" ряд работников ЛРЗ и представителей рыбоохраны уже сообщали в ФГБУ "Сахалинрыбвод". В связи с этим Кобелев просит руководство Сахалино-Курильского теруправления Росрыболовства обратить внимание на эти противоправные действия ООО "Таранай" как пользователя речного рыбопромыслового участка.
https://www.sakhalin.info/news/128619/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 20 ]  На страницу 1, 2  След.

Часовой пояс: UTC + 4 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB