www.zonafish.ru

Международный независимый форум по рыбоводству
artisvita.ru
Уникальное предложение!!!
Продаются самки русского осетра, поколение 2014г.
Средняя навеска 2,5 кг. Подтверждение по УЗИ.
Цена – 1500 руб. за кг.
Предложение ограничено.
Телефон для связи: +7 925 101 3604
+7 903 564 6457
Галина Леонидовна
Текущее время: Вт янв 22, 2019 10:37 pm

Часовой пояс: UTC + 4 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 67 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: Чт май 31, 2018 6:04 pm 
Не в сети
Активист ZonaFish
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт май 15, 2008 2:44 am
Сообщения: 46867
Откуда: СПб
Глава Росрыболовства: рост цен на икру в этом году будет ниже инфляции

Илья Шестаков в интервью ТАСС — о том, как государство будет поддерживать отрасль, и будет ли в России введена маркировка икры

Как изменятся цены на рыбу и рыбные продукты в этом году, будет ли введена маркировка икры в России и какие меры предпринимает государство для поддержки отрасли, рассказал в интервью ТАСС в рамках ПМЭФ-2018 глава Росрыболовства Илья Шестаков.

— Правительство России поручило Росрыболовству посчитать финансовую модель по возможности проведения аукционов на добычу крабов. На каком этапе находится подготовка этого документа? Есть ли понимание, стоит ли проводить крабовые аукционы или имеет смысл сохранить исторический̆ принцип сохранения крабовых квот?

— Решение по проведению крабовых аукционов пока еще не принято, этот вопрос продолжает обсуждаться. Думаю, с учетом того, что сформировано новое правительство, мы будем обсуждать вопрос с новым министром сельского хозяйства и с курирующим вице-премьером для формирования единой позиции, которую потом доложим президенту.
Если говорить о финансовой модели, то она подготовлена и представлена участникам рынка, однако вызвала ряд вопросов. На мой взгляд, многие из этих вопросов надуманные, но, конечно, какие-то спорные моменты есть, и участники рынка их озвучили. Однако в целом-то ситуация понятная. Если брать средние цены на аукционы, то при продаже 50% квот на добычу краба доход федерального бюджета может составить 80–100 млрд рублей, а при продаже 100% квот доход может вырасти до 200 млрд рублей. Какое будет принято решение и будет ли вообще аукцион — пока говорить преждевременно. Но единственное условие, которое мы закладываем, — это обязательство покупателя по строительству краболовного судна на территории России в случае победы на аукционе.

— К какой позиции склоняются представители Росрыболовства, стоит ли проводить крабовые аукционы?

— Это очень сложный вопрос, его решение зависит не только от позиции Росрыболовства. Он в большей степени зависит от позиций Минэкономразвития и Минпромторга. На чаше весов стоят, с одной стороны, доходы в бюджет, о которых я уже упоминал, на другой — определенные риски, связанные в том числе с возможным приходом иностранного капитала в стратегически значимую отрасль. Есть и риск возможного падения рентабельности у компаний, которые занимаются не только крабовым бизнесом, но и добычей других водных ресурсов. В связи со снижением прибыли они могут урезать инвестиционные программы, и у нас уменьшится количество судов, работающих в российских морях. Именно поэтому правительство должно определиться, какое решение станет более выгодным.

— Давайте перейдем к обсуждению другой актуальной темы — маркировке. Планируется ли вводить маркировку икры в России и когда это может произойти?

— Вопрос маркировки стоит сейчас на повестке дня, причем это касается не только рыбы, но и других товаров. Правительство уже приняло концептуальное решение, как и кто этим будет заниматься ее внедрением, — ответственным назначен Минпромторг со сточки зрения законодательного сопровождения, а Ростех — с точки зрения технической составляющей. Росрыболовство со своей стороны уже инициировало совещание, чтобы выработать решение по внедрению маркировки осетровой икры. После проведения совещания станет понятнее, сколько времени потребуется на реализацию проекта.

— Будет ли расти в этом году цена на рыбу и морепродукты?

— С начала года рост цен в розничном сегменте был незначительным, всего лишь 0,5%. Конечно, есть определенные колебания стоимости, но они скорее носят сезонный характер. Например, по красной икре сейчас идет небольшое снижение цены, которое связано с тем, что в июне начнется новая лососевая путина и оптовики реализуют торговые запасы. Поэтому говорить о ценах на икру можно будет уже после окончания лососевой путины, которая стартует 1 июня на Дальнем Востоке. Пока прогнозы достаточно хорошие, и мы надеемся, что цена будет стабильной.

— То есть рост цены на икру будет ниже продуктовой инфляции?

— Именно по икре, будем надеяться, что да.

— В прошлом году российским рыбакам удалось побить рекорд по вылову 20-летней давности. Что вы ожидаете в этом году, удастся ли побить рекорд?

Мы предлагаем компенсировать до 30% от стоимости судов либо непосредственно верфи, на которую будет идти заказ, либо заказчику
— Пока мы идем с небольшим отставанием по сравнению с прошлым годом — минус 0,1%, но, в принципе, ничего страшного в этом нет. Да, мы наблюдаем небольшой провал по Азово-Черноморскому бассейну, но при этом мы есть прирост по Северному и по Дальневосточному бассейнам. Другой вопрос, что мы чувствуем нехватку судов, в некоторых районах конкретно недостаточно мощностей для вылова. И все же я думаю, что в этом году уровня вылова прошлого года мы достигнем, как минимум. Надеюсь, что даже превысим 5 млн тонн.

— Скажите, пожалуйста, насколько велика нехватка судов?

— По ряду бассейнов она существенная, наблюдаем серьезный износ судов. В некоторых бассейнах средний возраст судов составляет около 30 лет, и нам необходимо принимать меры. Мы договорились с Минпромторгом о том, что в рамках программы министерства будет разработан новый механизм по поддержке строительства рыбопромыслового флота через компенсацию затрат по капитальному строительству. Мы предлагаем компенсировать до 30% от стоимости судов либо непосредственно верфи, на которую будет идти заказ, либо заказчику. Сейчас анализируем, какие объемы финансирования для этого необходимы. Я думаю, что в рамках существующего бюджета Минпромторга, начиная со следующего года, на такую программу может выделяться около 0,5 млрд рублей. По нашим оценкам, нам необходимо примерно пять-шесть лет для того, чтобы на 40% обновить флот именно для судов в тех бассейнах, которые не подпали под действие инвестиционных квот, — Западный, Азово-Черноморский, Каспийский.

— Когда может реально заработать проект?

— Это обсуждается. И мы надеемся, что уже с 2019 года, потому что Минпромторг с нашим предложением согласился.

— На каком этапе внедрения находится проект по субсидированию капитальных затрат производителям аквакультуры? Поддержал ли его Минсельхоз?

— Минсельхоз поддержал такие изменения. Сейчас они прорабатывают, с тем, чтобы включить эти меры в правила Минсельхоза по распределению субсидий. То есть с 2019 года субсидирование в области аквакультуры должно заработать.

— Каким может быть объем этой поддержки?

— Объем будет определен чуть позже, в том числе, исходя из заявок на получение господдержки. Но надо учитывать, что есть определенная сумма средств, которая выделяется на то или иное направление. И в рамках этой суммы Минсельхоз принимает решение, сколько отдавать на молочное животноводство, сколько — на другие направление. Также будет происходить и по аквакультуре.

— Давайте поговорим о другой мере поддержки — мерах по локализации производства оборудования для рыбопереработки. Каким образом это может быть реализовано?

— У нас заработала большая программа по строительству своего флота. Кроме того, планируется построить около 50 современных рыбоперерабатывающих береговых заводов. А оборудование все импортное. Поэтому, конечно, необходимо одновременно развивать производство оборудования на территории России или стимулировать иностранные компании локализировать мощности в нашей стране. Объем заказов очень большой. Мы могли бы простимулировать предприятия, занимающиеся производством оборудования для переработки как бортовой, так и береговой. Надеемся, что Минпромторг вплотную займется этой программой.

— Одним из важных направлений рыбохозяйственного комплекса России является развитие рыбного хозяйства на Каспии. Что реализуется в этом направлении?

— Действительно, развитие на Каспии очень важно. Что сделано в этом направлении? Во-первых, мы усилили научное обеспечение проведения путины: планируем возродить промразведку в Каспийском бассейне, о чем нас давно просят рыбаки. Это делается для того, чтобы при поиске объектов промысла именно наука направляла промысловые суда, тем самым снижая затраты на самостоятельный поиск, поскольку там добываются малоценные объекты, прежде всего, килька. В этом регионе будет востребована программа поддержки обновления флота, которую мы обсуждаем с Минпромторгом — компенсация капитальных затрат по строительству новых судов.

Третье важное направление — восстановление портовой инфраструктуры. Договор по аренде принадлежащего Нацрыбресурсу порта частным инвестором подразумевает обязательства его модернизации и инвестирования средств в ремонт и строительство рыбного терминала, в том числе новых холодильных мощностей, комплекса по приемке рыбных грузов и приоритетность их обслуживания. Мы надеемся, что дополнительная мера по созданию такой инфраструктуры позволит рыбакам работать в лучших условиях, но говорить о каком-то быстром прогрессе на Каспии пока преждевременно и сложно. Небольшая динамика вылова в целом по Волго-Каспийскому бассейну есть, но, действительно, для достижения более заметных показателей потребуется чуть больше времени, чем в других прибрежных регионах.

— Одной из проблем Каспия остается браконьерство. Удается ли снизить его уровень?

— Браконьерство на Каспии — это проблема, в основном связанная с незаконной добычей осетровых. Понятно, что сил и средств у браконьеров гораздо больше, чем и у рыбоохраны, и у пограничной службы, которая занимается охраной непосредственно в Каспийском море. Конечно, нам надо усиливать взаимодействие, и мы вместе с пограничной службой ФСБ, с МВД активно работаем по этому направлению, но перехватить и нейтрализовать все браконьерские организованные группы достаточно сложно, и уголовные дела, возбужденные по ним, не приводят к нужным результатам. Люди не боятся, например, условных сроков, которые они получают. Важно бороться не только с браконьерством, но противодействовать незаконной продаже осетровых, обороту такой продукции в целом. И здесь есть над чем работать.

Беседовала Виктория Андреева
http://tass.ru/pmef-2018/articles/5251835


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Чт май 31, 2018 6:04 pm 
Не в сети
Активист ZonaFish
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт май 15, 2008 2:44 am
Сообщения: 46867
Откуда: СПб
Глава Росрыболовства: рост цен на икру в этом году будет ниже инфляции

Илья Шестаков в интервью ТАСС — о том, как государство будет поддерживать отрасль, и будет ли в России введена маркировка икры

Как изменятся цены на рыбу и рыбные продукты в этом году, будет ли введена маркировка икры в России и какие меры предпринимает государство для поддержки отрасли, рассказал в интервью ТАСС в рамках ПМЭФ-2018 глава Росрыболовства Илья Шестаков.

— Правительство России поручило Росрыболовству посчитать финансовую модель по возможности проведения аукционов на добычу крабов. На каком этапе находится подготовка этого документа? Есть ли понимание, стоит ли проводить крабовые аукционы или имеет смысл сохранить исторический̆ принцип сохранения крабовых квот?

— Решение по проведению крабовых аукционов пока еще не принято, этот вопрос продолжает обсуждаться. Думаю, с учетом того, что сформировано новое правительство, мы будем обсуждать вопрос с новым министром сельского хозяйства и с курирующим вице-премьером для формирования единой позиции, которую потом доложим президенту.
Если говорить о финансовой модели, то она подготовлена и представлена участникам рынка, однако вызвала ряд вопросов. На мой взгляд, многие из этих вопросов надуманные, но, конечно, какие-то спорные моменты есть, и участники рынка их озвучили. Однако в целом-то ситуация понятная. Если брать средние цены на аукционы, то при продаже 50% квот на добычу краба доход федерального бюджета может составить 80–100 млрд рублей, а при продаже 100% квот доход может вырасти до 200 млрд рублей. Какое будет принято решение и будет ли вообще аукцион — пока говорить преждевременно. Но единственное условие, которое мы закладываем, — это обязательство покупателя по строительству краболовного судна на территории России в случае победы на аукционе.

— К какой позиции склоняются представители Росрыболовства, стоит ли проводить крабовые аукционы?

— Это очень сложный вопрос, его решение зависит не только от позиции Росрыболовства. Он в большей степени зависит от позиций Минэкономразвития и Минпромторга. На чаше весов стоят, с одной стороны, доходы в бюджет, о которых я уже упоминал, на другой — определенные риски, связанные в том числе с возможным приходом иностранного капитала в стратегически значимую отрасль. Есть и риск возможного падения рентабельности у компаний, которые занимаются не только крабовым бизнесом, но и добычей других водных ресурсов. В связи со снижением прибыли они могут урезать инвестиционные программы, и у нас уменьшится количество судов, работающих в российских морях. Именно поэтому правительство должно определиться, какое решение станет более выгодным.

— Давайте перейдем к обсуждению другой актуальной темы — маркировке. Планируется ли вводить маркировку икры в России и когда это может произойти?

— Вопрос маркировки стоит сейчас на повестке дня, причем это касается не только рыбы, но и других товаров. Правительство уже приняло концептуальное решение, как и кто этим будет заниматься ее внедрением, — ответственным назначен Минпромторг со сточки зрения законодательного сопровождения, а Ростех — с точки зрения технической составляющей. Росрыболовство со своей стороны уже инициировало совещание, чтобы выработать решение по внедрению маркировки осетровой икры. После проведения совещания станет понятнее, сколько времени потребуется на реализацию проекта.

— Будет ли расти в этом году цена на рыбу и морепродукты?

— С начала года рост цен в розничном сегменте был незначительным, всего лишь 0,5%. Конечно, есть определенные колебания стоимости, но они скорее носят сезонный характер. Например, по красной икре сейчас идет небольшое снижение цены, которое связано с тем, что в июне начнется новая лососевая путина и оптовики реализуют торговые запасы. Поэтому говорить о ценах на икру можно будет уже после окончания лососевой путины, которая стартует 1 июня на Дальнем Востоке. Пока прогнозы достаточно хорошие, и мы надеемся, что цена будет стабильной.

— То есть рост цены на икру будет ниже продуктовой инфляции?

— Именно по икре, будем надеяться, что да.

— В прошлом году российским рыбакам удалось побить рекорд по вылову 20-летней давности. Что вы ожидаете в этом году, удастся ли побить рекорд?

Мы предлагаем компенсировать до 30% от стоимости судов либо непосредственно верфи, на которую будет идти заказ, либо заказчику
— Пока мы идем с небольшим отставанием по сравнению с прошлым годом — минус 0,1%, но, в принципе, ничего страшного в этом нет. Да, мы наблюдаем небольшой провал по Азово-Черноморскому бассейну, но при этом мы есть прирост по Северному и по Дальневосточному бассейнам. Другой вопрос, что мы чувствуем нехватку судов, в некоторых районах конкретно недостаточно мощностей для вылова. И все же я думаю, что в этом году уровня вылова прошлого года мы достигнем, как минимум. Надеюсь, что даже превысим 5 млн тонн.

— Скажите, пожалуйста, насколько велика нехватка судов?

— По ряду бассейнов она существенная, наблюдаем серьезный износ судов. В некоторых бассейнах средний возраст судов составляет около 30 лет, и нам необходимо принимать меры. Мы договорились с Минпромторгом о том, что в рамках программы министерства будет разработан новый механизм по поддержке строительства рыбопромыслового флота через компенсацию затрат по капитальному строительству. Мы предлагаем компенсировать до 30% от стоимости судов либо непосредственно верфи, на которую будет идти заказ, либо заказчику. Сейчас анализируем, какие объемы финансирования для этого необходимы. Я думаю, что в рамках существующего бюджета Минпромторга, начиная со следующего года, на такую программу может выделяться около 0,5 млрд рублей. По нашим оценкам, нам необходимо примерно пять-шесть лет для того, чтобы на 40% обновить флот именно для судов в тех бассейнах, которые не подпали под действие инвестиционных квот, — Западный, Азово-Черноморский, Каспийский.

— Когда может реально заработать проект?

— Это обсуждается. И мы надеемся, что уже с 2019 года, потому что Минпромторг с нашим предложением согласился.

— На каком этапе внедрения находится проект по субсидированию капитальных затрат производителям аквакультуры? Поддержал ли его Минсельхоз?

— Минсельхоз поддержал такие изменения. Сейчас они прорабатывают, с тем, чтобы включить эти меры в правила Минсельхоза по распределению субсидий. То есть с 2019 года субсидирование в области аквакультуры должно заработать.

— Каким может быть объем этой поддержки?

— Объем будет определен чуть позже, в том числе, исходя из заявок на получение господдержки. Но надо учитывать, что есть определенная сумма средств, которая выделяется на то или иное направление. И в рамках этой суммы Минсельхоз принимает решение, сколько отдавать на молочное животноводство, сколько — на другие направление. Также будет происходить и по аквакультуре.

— Давайте поговорим о другой мере поддержки — мерах по локализации производства оборудования для рыбопереработки. Каким образом это может быть реализовано?

— У нас заработала большая программа по строительству своего флота. Кроме того, планируется построить около 50 современных рыбоперерабатывающих береговых заводов. А оборудование все импортное. Поэтому, конечно, необходимо одновременно развивать производство оборудования на территории России или стимулировать иностранные компании локализировать мощности в нашей стране. Объем заказов очень большой. Мы могли бы простимулировать предприятия, занимающиеся производством оборудования для переработки как бортовой, так и береговой. Надеемся, что Минпромторг вплотную займется этой программой.

— Одним из важных направлений рыбохозяйственного комплекса России является развитие рыбного хозяйства на Каспии. Что реализуется в этом направлении?

— Действительно, развитие на Каспии очень важно. Что сделано в этом направлении? Во-первых, мы усилили научное обеспечение проведения путины: планируем возродить промразведку в Каспийском бассейне, о чем нас давно просят рыбаки. Это делается для того, чтобы при поиске объектов промысла именно наука направляла промысловые суда, тем самым снижая затраты на самостоятельный поиск, поскольку там добываются малоценные объекты, прежде всего, килька. В этом регионе будет востребована программа поддержки обновления флота, которую мы обсуждаем с Минпромторгом — компенсация капитальных затрат по строительству новых судов.

Третье важное направление — восстановление портовой инфраструктуры. Договор по аренде принадлежащего Нацрыбресурсу порта частным инвестором подразумевает обязательства его модернизации и инвестирования средств в ремонт и строительство рыбного терминала, в том числе новых холодильных мощностей, комплекса по приемке рыбных грузов и приоритетность их обслуживания. Мы надеемся, что дополнительная мера по созданию такой инфраструктуры позволит рыбакам работать в лучших условиях, но говорить о каком-то быстром прогрессе на Каспии пока преждевременно и сложно. Небольшая динамика вылова в целом по Волго-Каспийскому бассейну есть, но, действительно, для достижения более заметных показателей потребуется чуть больше времени, чем в других прибрежных регионах.

— Одной из проблем Каспия остается браконьерство. Удается ли снизить его уровень?

— Браконьерство на Каспии — это проблема, в основном связанная с незаконной добычей осетровых. Понятно, что сил и средств у браконьеров гораздо больше, чем и у рыбоохраны, и у пограничной службы, которая занимается охраной непосредственно в Каспийском море. Конечно, нам надо усиливать взаимодействие, и мы вместе с пограничной службой ФСБ, с МВД активно работаем по этому направлению, но перехватить и нейтрализовать все браконьерские организованные группы достаточно сложно, и уголовные дела, возбужденные по ним, не приводят к нужным результатам. Люди не боятся, например, условных сроков, которые они получают. Важно бороться не только с браконьерством, но противодействовать незаконной продаже осетровых, обороту такой продукции в целом. И здесь есть над чем работать.

Беседовала Виктория Андреева
http://tass.ru/pmef-2018/articles/5251835


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Чт сен 13, 2018 11:48 pm 
Не в сети
Активист ZonaFish
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт май 15, 2008 2:44 am
Сообщения: 46867
Откуда: СПб
Илья Шестаков: вылов рыбы в пять миллионов тонн – не предел для России

Восточный экономический форум-2018

13.09.2018

Изображение radical
Илья Шестаков во время интервью на стенде Международного информационного агентства Россия сегодня на IV Восточном экономическом форуме

Дальний Восток традиционно славится морепродуктами и рыбой, которые не только вошли в меню участников Восточного экономического форума, но и стали темой обсуждения на площадке ВЭФ. Когда начнется добровольная сертификация черной икры, поможет ли рекордный вылов этого года снизить цены на российскую рыбу, почему в нашей стране никак не удается принять закон о любительской рыбалке и как Россия сотрудничает с США и Европой в борьбе с незаконным промыслом, в интервью РИА Новости в рамках форума рассказал глава Росрыболовства Илья Шестаков. Беседовала Светлана Берило.

— Росрыболовство весной заявляло о планах по проведению добровольного эксперимента по маркировке черной икры. Как идет процесс?

— Идет обсуждение его реализации. В ближайшее время у нас запланировано большое совещание по этой теме. Компании, которые входят в ассоциацию осетроводов, подтвердили свою заинтересованность в проекте, и для нас важно правильно отработать механизм, как мы будем взаимодействовать.

Первый этап — это добровольная сертификация икры, посмотрим, как быстро мы сможем ее ввести. После этого мы проведем анализ. Возможно, через какой-то период времени сделаем сертификацию уже обязательной. Но пока мы идем в рамках общей концепции, которая разрабатывается Минпромторгом, поэтому начинаем именно с добровольной. Планируем ее начать с середины 2019 года.

— Как вы оцениваете вылов основных видов рыб в текущем году?

— Уловы в этом году рекордные по ряду направлений и в целом. На Дальнем Востоке добыто уже более 612 тысяч тонн лососей. Предыдущий рекорд был в 2009 году — тогда мы выловили 520 тысяч тонн. Кроме того, растет добыча перспективных объектов рыболовства — сардины иваси и скумбрии, эти виды вернулись к российским дальневосточным берегам после длительного перерыва, и мы настраиваем их промысел заново. В этом году вылов вырос почти в три раза к прошлому году, при этом иваси — в 3,2 раза, а по скумбрии — почти в 7 раз. Надеемся, что объемы вылова повлияют на динамику розничных цен, на стоимость непосредственно для потребителя, так как в оптовом звене тенденция удешевления уже есть.

— Вы ранее говорили о том, что вылов российских рыбаков по итогам 2018 года может превысить пять миллионов тонн. Является ли для нас это пределом по вылову?

— Нет, пять миллионов — это не предел. Если в прошлом году мы выловили 4,9 миллиона тонн, то на сегодняшний день объемы вылова выше прошлогодних на 5%. Я думаю, что, с учетом подходов скумбрии и иваси, в этом году мы сможем преодолеть 5-миллионную отметку. Очень большой вклад в этом году сыграла рекордная лососевая путина. Мы ожидаем, что и 2019 год тоже будет хорошим.

— С июля в России в обязательном порядке действует электронная ветеринарная сертификация в системе "Меркурий", она распространяется и на рыбную продукцию. Как вы можете оценить два месяца действия этой системы для рыбной отрасли — есть ли проблемы, зафиксированы ли сбои в работе?

— В целом были определенные сложности с ее внедрением. Это было связано и с несовершенством на тот момент самой системы, и с тем, что в каждой отрасли есть свои нюансы. В рыбопромышленном комплексе столкнулись с трудностями при перегрузке рыбы на транспортные суда в море, потому что у транспортных судов не было этой системы.

Тонкости есть при вылове лососевых на рыбопромысловых участках, где нет возможности сразу же заполнить необходимую документацию в электронном виде. Для решения этих вопросов по нашей инициативе создана рабочая группа Росрыболовства и Россельхознадзора. С 1 июля еженедельно по пятницам ее участники собираются и решают все вопросы технического характера в оперативном режиме, сейчас система работает достаточно хорошо. Каких-то больших проблем или сложностей с задержками, оформлением или с поставкой продукции у рыбаков нет.

Иркутские ученые поспорили из-за количества омуля в Байкале
Переходный этап на электронный документооборот, нам кажется, был достаточно неплохо реализован. Ждем итоги полугодия, чтобы сравнить, насколько система сработала не только как мера обеспечения ветеринарной безопасности, но и как инструмент контроля за отчетностью по выловам. У нас теперь есть электронная база по выдаче ветеринарных сертификатов, есть понимание по выданным разрешениям на вылов — эти две базы можно будет сопоставить и определить, смогла ли браконьерская продукция попасть в систему электронной ветсертификации. К сожалению, это наблюдалось раньше, когда сертификаты заполнялись в бумажном виде. Сейчас мы сравним базы, и если такие случаи были, выявим, какие компании незаконный вылов легализовали.

— Дорожная карта по развитию конкуренции в отраслях экономики России предполагает распределение 50% объема квот на вылов крабов на электронных аукционах. Можно ли считать это завершением дискуссии о форме распределения квот на вылов крабов?

— Дискуссию можно будет считать оконченной, когда будет принят соответствующий законопроект. Пока он еще даже не внесен в Госдуму, он только разрабатывается, поэтому говорить о завершении дискуссии пока преждевременно. Но в целом такое поручение есть, и в 2019 году мы должны эту работу провести.

— "Нацрыбресурс" в июне сообщил о намерении создать сеть рыбных магазинов для повышения доступности рыбной продукции и стабилизации цен на рынке. Будет ли это неким подобием советских магазинов "Океан", которые охватывали всю страну, или все же эти магазины будут более локальными и немногочисленными? Когда они могут появиться в целом России?

— Это будет небольшая сеть социальных магазинов. Они открываются в рыбных портах основных морских регионов, там, где в управлении есть причальные стенки.

Их основная задача по большому счету — дать возможность населению покупать продукцию прямо в порту по цене с очень низкой оценкой. Сейчас магазины работают в Калининграде и Мурманске, планируем открыть во Владивостоке, на Сахалине и в Петропавловске-Камчатском. Но это не будет какой-то государственной сетью по реализации рыбной продукции. Не совсем правильно говорить о том, что мы пытаемся собой подменить ритейл, мы видим, что сейчас открывается много специализированных рыбных магазинов. У нас нет намерения создавать конкуренцию частному бизнесу со стороны государства.

— Как проходит работа с законопроектом о любительской рыбалке?

— Законопроект сейчас находится в Госдуме. Он готовится ко второму чтению, причем уже достаточно длительный период времени, более пяти лет. Есть определенные нюансы, по которым пока не удается найти компромиссные решения. В чем они заключаются: с одной стороны, есть поручение президента России о том, что рыбалка должна быть бесплатной, доступной для населения, с другой стороны, есть такие объекты, по которым бесконтрольный доступ может привести к серьезным экологическим последствиям, переловам, к истощению запасов.

Даже несмотря на то, что мы ввели суточные нормы вылова, понятно, что по всей стране отследить их исполнение не представляется возможным. В этой части нужно найти компромисс, чтобы доступность рыбалки не привела к браконьерству и к уничтожению запасов. Необходимо соблюсти баланс. Понятно, что силами рыбоохраны в отдаленных районах, в уникальных реках, по уникальным объектам иногда это невозможно, поэтому идет обсуждение, как именно вот такие уникальные виды рыб мы можем сохранить, к примеру, таймень и атлантическая семга. Пока компромисс не удалось найти.

— В июле Центр общественных связей ФСБ России подтвердил, что рыбопромышленники не могут использовать суда, принадлежащие иностранным юридическим лицам, в морских водах России и осуществлять свою деятельность. Планирует ли Росрыболовство инициировать изменения этих правил?

— В законе четко указано, что осуществлять рыболовство на судах, не принадлежащим российским юридическим лицам, запрещено. У нас к промышленному рыболовству относится не только вылов, но и транспортировка улова. Если с точки зрения добычи рыбы все суда оформлены российскими юридическими лицами, то часть транспортных судов действительно оформлены на компании, которые, по сути дела, зарегистрированы в офшорных зонах.

Мы проанализировали этот вопрос. Во-первых, количество таких судов не очень большое. Во-вторых, в рамках общего политического курса на деофшоризацию, а также с учетом того, рыбная отрасль — стратегическая, у собственников судов есть возможность перерегистрировать их на российские юридические лица. Поэтому никаких изменений инициировать мы не планируем и считаем, что это правильная тенденция — по сути дела, устранение определенных пробелов.

— К вопросу международных отношений. Если говорить о взаимодействии со странами Европы и США, не приостановилась ли совместная работа с ними, учитывая геополитическую повестку?

— Нет, наша совместная работа не приостанавливалась. Если говорить о США, у нас действует рабочая группа по рыбному хозяйству и по противодействию ННН-промыслу (незаконный, несообщаемый и нерегулируемый промысел — ред.), она собирается каждый год. В рамках этой группы обсуждаются вопросы, связанные с противодействием браконьерскому промыслу как в России, так и в Соединенных Штатах. Например, это вопросы контроля за экспортируемой продукцией, работает система сертификации — документов, подтверждающих легальность происхождения уловов.

С точки зрения науки в следующем году у нас запланированы с Канадой совместные исследования по лососям в Тихом океане. Работаем с Евросоюзом — у нас есть общие водные объекты, регулирование вылова которых принимается на специальных комиссиях. Это Балтика и, конечно, Чудское озеро. Обсуждаются программы по воспроизводству угря. Поэтому никаких разрывов отношений в рыбохозяйственном секторе у нас нет, скорее, наоборот, мы укрепляем и расширяем сотрудничество. Буквально завтра откроется II Международный рыбопромышленный форум в Санкт-Петербурге. На нашем первом рыбном форуме мы с мировым профессиональным сообществом обсуждали вопрос: сотрудничество или конкуренция поможет обеспечить устойчивое рыболовство и экономическую эффективность, решив в пользу первого. В этом году мы рассмотрим сценарии развития глобального рыбного рынка до 2050 года.
https://ria.ru/interview/20180913/1528512993.html


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Пт дек 14, 2018 7:44 pm 
Не в сети
Активист ZonaFish
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт май 15, 2008 2:44 am
Сообщения: 46867
Откуда: СПб
Шестаков рассказал Путину о снижении цен на икру и красную рыбу из-за рекордного улова
14 декабря 2018

Глава Федерального агентства по рыболовству Илья Шестаков на встрече с российским лидером Владимиром Путиным сообщил ему, что оптовые цены на красную рыбу и икру стали меньше почти в два раза. Об этом передает РИА "Новости".

По словам Шестакова, это произошло благодаря рекордному улову. Тем не менее в магазинах цены упали не столь значительно.

Шестаков рассказал также, что в этом году в РФ была рекордная путина – рост объема вылова составил 6 процентов, а рыбаки надеются преодолеть планку в 5 миллионов тонн. Последний раз такой показатель был 26 лет назад.

Помимо этого, со слов Шестакова стало известно, что лососевых пород рыб в 2018 году выловили 676 тысяч тонн.

"Красную икру куда дели?" - задал вопрос глава государства.

Шестаков ответил, что красная икра в основном идет для внутреннего потребления и что цена стала меньше: оптовая – в 2 раза, в магазинах – менее значительно.
https://ren.tv/novosti/2018-12-14/shest ... rybu-iz-za


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Пт дек 14, 2018 8:43 pm 
Не в сети
Активист ZonaFish
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт май 15, 2008 2:44 am
Сообщения: 46867
Откуда: СПб
Глава Росрыболовства подвел итоги года у президента
14.12.2018
На встрече с президентом глава Росрыболовства Илья Шестаков рассказал о достижениях в вылове водных биоресурсов и рекордной лососевой путине. Руководитель ведомства также остановился на программе инвестиционных квот и планах по обязательным продажам рыбопродукции через российскую аукционную площадку.

Рекорды путины и пути икры
Президент Владимир Путин провел рабочую встречу с руководителем Росрыболовства Ильей Шестаковым. Глава федерального агентства доложил о предварительных итогах года: российские рыбаки сохраняют положительную динамику. Прибавка по сравнению с уровнем 2017-го практически 6%. Как сообщало Росрыболовство, на 12 декабря отечественные предприятия освоили около 4,8 млн тонн водных биоресурсов.
«Хочу напомнить, что у нас рост идет, начиная с 2014 года, очень активный по объемам вылова», - обратил внимание Илья Шестаков. Он выразил уверенность, что в этом году рыбаки преодолеют планку в 5 млн тонн.
«Все это, конечно, благодаря тем мерам поддержки и тем мерам регулирования, которые сейчас есть», - заявил руководитель ФАР.
Весомый вклад, как отметил глава ведомства, внесла лососевая путина. «Она была необычная», - прокомментировал президент. Выловлено 676 тыс. тонн – это рекорд за всю историю наблюдений, рассказал о достижениях Дальнего Востока Илья Шестаков.
«Красную икру куда дели?» - поинтересовался глава государства. Основные уловы – это горбуша, икра пойдет на внутренний рынок, отметил руководитель Росрыболовства. «Это социально значимый у нас вид рыбы, лососевых, и цена уже, кстати, подешевела: оптовая в два раза, в магазинах чуть поменьше», - заявил Илья Шестаков. Наибольшие объемы добычи тихоокеанских лососей пришлись на Камчатский край.
Он отметил работу рыбохозяйственной науки в обеспечении промысла, меры регулирования, а также деятельность структур, задействованных в защите водных биоресурсов, - рыбоохраны, пограничной службы, МВД. «Нам в этом году и в прошлые годы удавалось достаточно активно пресекать браконьерский промысел. И горбуша, она наиболее быстро реагирует, она быстрее возвращается в реки после нереста», - сказал глава ФАР.
При этом рекордные уловы «высветили» определенные вызовы. Не хватало холодильных мощностей, судов для доставки рыбы во Владивосток, обратил внимание руководитель Росрыболовства.
Министр дал поручение рассмотреть в программе развития сельского хозяйства меры поддержки по строительству дополнительных холодильных мощностей в регионах Камчатки и Сахалина, рассказал Илья Шестаков.
Он доложил и об отдаче от отрасли. «По экономическим показателям хотел сказать, что за девять месяцев 2018 года у нас поступило налогов в объеме 34 млрд рублей. Это на 10% больше соответствующего показателя предыдущего года. То есть мы растем и по вкладу в ВВП, и по налоговым отчислениям», - обратил внимание глава федерального агентства. Также он отдельно остановился на результатах в сфере аквакультуры, в том числе в Приморском крае и Крыму.

Рыбакам готовят биржу
Одна из тем – это создание рыбной биржи, сообщает корреспондент Fishnews со ссылкой на стенограмму с сайта Кремля. Сейчас вся наиболее востребованная рыбная продукция продается на азиатских аукционах, заявил руководитель ФАР. «Мы хотим перевести именно под российскую юрисдикцию и обязать компании реализовывать часть продукции именно через российскую аукционную площадку», - объяснил он суть идеи. Но признал, что необходимо создание соответствующей инфраструктуры.
Осенью Илья Шестаков уже заявлял о планах по обязательным поставкам части рыбопродукции за рубеж только через аукционные площадки. Предстоит вместе с бизнесом обсудить список объектов и объемы товаров, а также продумать вопрос с инфраструктурой, отмечал глава ведомства.

Приглашение для главы государства
Не обошел внимание Илья Шестаков и тему инвестиционных квот – в этом году впервые прошел отбор проектов таких лимитов. Всего в рамках уже заключенных соглашений планируется построить 33 судна и 22 береговых завода, проинформировал руководитель Росрыболовства.
«Всего заявленных инвестиций 132 млрд рублей. Мы еще не все инвестиционные квоты распределили. В 2019 году мы эту программу закончим, но вот уже два судна спущены на воду», - рассказал глава ФАР.
В нынешнем году, по словам Ильи Шестакова, планируется спуск на воду шести судов. «Владимир Владимирович, пользуясь случаем, хотел бы от лица рыбацкой общественности пригласить Вас на возможный спуск на воду следующего рыболовецкого судна, потому что для рыбаков это будет знаковым событием», - обратился руководитель ведомства к президенту. Очередной «новострой» будет спускаться на воду в марте в Санкт-Петербурге, речь идет о судне длиной 85 метров, сообщил глава Росрыболовства.
Напомним, что 5 декабря в Выборге состоялся торжественно спустили на воду судно «Баренцево море» - первое из четырех траулеров-процессоров для Архангельского тралового флота (входит в Северо-Западный рыбопромышленный консорциум, СЗРК). Ранее также состоялся спуск на воду судов, заказанных Рыболовецким колхозом имени Ленина (Камчатский край). Под строительство этого флота за компаниями закреплены доли квот вылова на инвестиционные цели.
Fishnews


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Пт дек 14, 2018 8:44 pm 
Не в сети
Активист ZonaFish

Зарегистрирован: Сб июл 13, 2013 2:13 pm
Сообщения: 4190
Откуда: КАРАГАНДА (малая Родина Акколь)
По новостям сказали икра и рыба красные, подешевели у 2 раза

_________________
Предлагаю диверсию. Раз америкосы нам не друзья - запустим им змееголова.... (с)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Пт янв 18, 2019 12:31 am 
Не в сети
Активист ZonaFish
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт май 15, 2008 2:44 am
Сообщения: 46867
Откуда: СПб
Илья Шестаков: Надеемся, что планку в 5 млн тонн удастся сохранить
17.01.2019
Телеканалы не пожалели черной краски для характеристики крабового промысла. Впрочем, с голословными оценками не согласны ни рыбаки, ни регулятор. Авторы сюжетов не разобрались до конца в положении дел в отрасли, считает руководитель Росрыболовства Илья Шестаков. Итоги 2018 года он подвел в интервью Fishnews.

- Илья Васильевич, в 2018 году отрасль преодолела еще один знаковый рубеж – 5 млн тонн, красивая цифра. За счет чего удалось достигнуть таких результатов? Остаются ли возможности дальнейшего роста добычи?
- Результата удалось добиться прежде всего благодаря труду наших рыбаков и действиям рыбопромышленных компаний, связанных в том числе с наращиванием мощностей по флоту. Безусловно, в общий вылов серьезный вклад внесла рекордная лососевая путина, где в нашу пользу сыграло много факторов - и климатических, и гидрологических. И если учитывать, что пришла в большом количестве горбуша, а мы знаем, что этот вид лососевых наиболее быстро реагирует на меры регулирования и сохранения, то здесь большая заслуга и ученых, и инспекторов рыбоохраны. Последние годы нам действительно удалось находить оптимальный режим с точки зрения заполнения нерестилищ и соблюдения баланса интересов рыбопромышленников и воспроизводства.
Большая организационная работа была проделана федеральными органами исполнительной власти, с которыми мы сотрудничаем. Имею в виду снятие излишних ограничений. Мы постепенно убираем все больше и больше барьеров, связанных с вопросами пересечения государственной границы, которые мы отрабатывали вместе с Погранслужбой и рыбаками, и с излишним администрированием в порту. И конечно же, такие важные меры, как работа наших координационных штабов в период каждой путины, я считаю, тоже сыграли определенную роль. Мы с рыбаками плотно взаимодействовали по обеспечению вылова сардины-иваси и скумбрии, что повлияло на общий результат.
Если говорить о перспективах, то они есть, потому что мощности будут только прирастать. Мы ожидаем, что с конца 2019 года – начала 2020 года начнут работать суда, которые строятся под инвестиционные квоты. Кроме того, у нас есть хороший задел по объектам, которые сейчас недоиспользуются, – это опять же пелагика. Многое будет зависеть, в том числе от лососевой путины 2019 года. Будем надеяться, что положительную динамику нам удастся сохранить.
В наступившем году мы планируем ввести в ОДУ новые объекты по итогам научных исследований, проведенных по перспективным глубоководным видам. Это достаточно неплохие объемы.

- А конкретнее? О каких объектах идет речь?
- В основном это краб ангулятус, которого мы целенаправленно в соответствии с программой изучали, там большой объем. Вполне возможно, что в 2019 году мы введем его в ОДУ, а в 2020 году этот ресурс будет выставлен на аукцион. Поэтому в целом ожидания достаточно хорошие.

- Даже несмотря на наметившийся тренд на снижение по минтаю и по треске - нашим базовым видам?
- Даже несмотря на это. Конечно, заместить треску для Северного бассейна будет достаточно сложно, поэтому на севере объемы добычи сократятся. Но мы считаем, что все-таки за счет новых объектов вполне возможно, что планку в 5 млн тонн нам удастся в следующем году сохранить. Хотя это будет зависеть от множества факторов.

- Уходящий год запомнился целым рядом важных событий, но центральным из них, безусловно, стала многомесячная кампания по перезакреплению долей квот за пользователями на 15 лет. Можно ли сказать, что она завершена успешно, и какую оценку вы бы поставили федеральному агентству по ее итогам?

- Период, связанный с проведением кампании, получился сложным, потому что выявлялось очень большое количество несоответствий в рамках договорной базы, которая была у Росрыболовства и пользователей. Приходилось по сути на ходу принимать решения и исправлять ляпы, допущенные в предыдущие годы. Но с учетом этого нам удалось, прежде всего, не допустить каких-то серьезных проблем. И насколько мне известно, рыбаки удовлетворены тем, как прошла договорная кампания. Если вначале переживали, что этот процесс будет непрозрачным, непонятным для бизнеса, то эти опасения не оправдались. В рабочих группах и комиссиях участвовали представители от общественности. Никто кулуарно ничего не решал. Все было открыто. Думаю, что это большое достижение.
Оценки ставить – сложное дело. Работа была изнурительная, люди работали и в выходные, и по ночам. Но при всей нервной подготовке и прохождении этой кампании, еще раз хочу сказать, что у нас не возникло ни одного скандала. Поэтому мне кажется, что на четыре с плюсом – на пять мы эту кампанию прошли.

- Другая ключевая тема - механизм инвестиционных квот, эффект от которых мы наконец увидели не только на уровне документов. Как вы оцениваете ход реализации этой программы? Кто и каким образом контролирует ее исполнение?
- Программа идет очень хорошо с точки зрения и объемов инвестиций, и заявленных проектов, особенно по судам. Мы видим, что предприятия действительно собираются строить современные суда с перерабатывающими мощностями. После окончания программы, думаю, российский рыбопромысловый флот станет одним лучших в мире.
Существует еще ряд вопросов, которые требуют дальнейшей наладки в части нашей внутренней работы, работы комиссии Минпромторга и большой, общей комиссии. Потому что понятно, что жизнь идет, и предприятия хотят частично изменить проекты, их модернизировать. Есть вопросы, связанные с изменениями земельных площадок ввиду определенных особенностей. Здесь, нам кажется, надо дать полномочия комиссии по возможности рассмотрения таких вопросов.
Кроме того, остаются вопросы непосредственно к приемке-сдаче береговых перерабатывающих заводов. Как мы предупреждали, поскольку четких критериев там быть не может, есть опасения, что вместо заявленных целей мы получим заводы, которые не в полной мере отвечают требованиям к инвестиционным проектам. Поэтому в 2019 году мы планируем вносить изменения в правовую базу по инвестиционным квотам именно по этим направлениям.

- А вы успеете с этими изменениями? Ведь в этом году как минимум по судам комиссии уже придется принимать готовые объекты.

- В части судов все гораздо проще. Но даже если мы не успеем формализовать эти отношения, а увидим, что проект не соответствуют тем требованиям, которые были заложены, тогда будем привлекать правоохранительные органы с просьбой провести проверку соответствия.

- Но последнее слово - принимать завод или нет - останется за комиссией?

- Последнее слово, безусловно, за комиссией. Но у нее должны быть четко регламентированные полномочия. А здесь существует определенный пробел. Однако при этом у Росрыболовства есть соглашение, в котором все четко прописано. Мы определим путь, по которому компании, которые будут пытаться использовать инвестквоты, при этом не реализовав свои инвестиционные проекты в том виде, в каком они их заявляли, не будут допущены непосредственно до выделения квот на вылов.

- Перед Новым годом на федеральных телеканалах вышло несколько сюжетов по крабовой теме, в которых весьма негативно оценивалось состояние этого сектора. В первую очередь речь шла о значительных объемах браконьерской добычи краба. Насколько серьезна эта проблема и действительно ли отраслевая система мониторинга не позволяет контролировать ситуацию?
- Очевидно, что при подготовке сюжетов не разобрались до конца в положении дел в отрасли. Если говорить именно об отраслевой системе мониторинга, то, разумеется, система работает, и весьма эффективно. На рыболовецких судах обязательно установлены технические средства контроля, капитаны ежесуточно подают судовые донесения о том, какой объем продукции выловили и переработали. В случае отключения ТСК капитан обязан сообщить об этом в Пограничную службу. И если пограничники видят, что вдруг кто-то отключил систему позиционирования, то всегда могут проконтролировать и узнать, что происходит. Немаловажно, что за намеренное отключение ТСК предприятию грозит лишение квот.
Кроме того, у России с государствами – крупными потребителями российского краба, в первую очередь с Южной Кореей, КНДР, Китаем и Японией, заключены соглашения о противодействии ННН-промыслу. По договоренностям, в портах этих стран судно может выгрузить только ту крабовую продукцию, на которую есть сертификаты законности происхождения, эти документы выдаются территориальными управлениями Росрыболовства на основании данных о вылове.

- В фокусе внимания остается и вопрос по крабовым квотам. В октябре на заседании Общественного совета вы говорили, что предложения по крабовым аукционам будут представлены в правительство до 31 января. Это будет уже разработанный законопроект?
- Думаю, когда сроки придут, мы увидим, в каком виде эти предложения поступят. Еще есть время.

- И как на ваш взгляд, будут дальше развиваться события?

- Для того чтобы это спрогнозировать, надо, чтобы было принято соответствующее решение. Будем исходить из него.

- Грядущее акционирование ФГУП «Нацрыбресурс» вызвало неоднозначную оценку бизнес-сообщества. В какие сроки вы планируете завершить этот процесс?

- Надеюсь, что в 2019 году нам удастся этот федеральный закон принять, а с 2020 года приступим непосредственно к объединению. Что касается реакции, мне кажется, она в большей степени вызвана непониманием самого процесса. И почему-то больше всего вопросов, судя по комментариям, появилось у тех предприятий, которые арендуют у государства причальные стенки. Вероятно, они просто попытались воспользоваться этой возможностью, для того чтобы, как и были у них планы когда-то, приватизировать причалы, не понимая того, что здесь идет смена организационной структуры, а не смена формы собственности.
Не думаю, что у рыбаков возникли большие сомнения, но мы свою позицию четко разъяснили. И насколько я вижу, кроме портовиков ни у кого больше вопросов в части реорганизации нет.

- То есть предприятия напрасно опасаются за судьбу договоров, заключенных с Нацрыбресурсом?
- Просто портовики пытаются под определенный информационный повод добиться своих целей. Они понятны – забрать причальные стенки у государства, но в этой части мы их не поддерживаем. А в остальном, конечно, им нечего опасаться. Все договорные отношения, все обязательства, которые существуют у Нацрыбресурса и у них перед Российской Федерацией, должны будут исполняться. И мы здесь никаких рисков для арендаторов причальных стенок не видим.

- А почему был выбран именно такой вариант реорганизации - со слиянием трех разнопрофильных учреждений?
- Создается мощная государственная структура в отрасли рыболовства, которая может решать разноплановые задачи, в том числе те, что по одиночке каждой организации не под силу. Реорганизация дает возможность объединить усилия, объединить внебюджетные средства для направления их на эти цели. К тому же форма акционерного общества в большей степени позволяет работать с коммерческими организациями в части реализации новых инвестиционных проектов. Это одна задача.
И вторая задача. В свое время мы поставили перед всеми нашими бюджетными учреждениями цель: они должны нарастить объем внебюджетных доходов. У того же Главрыбвода, когда он был разрозненный, внебюджетные доходы составляли 100 млн рублей. После объединения за год объем вырос до 1,5 млрд рублей, сейчас уже это порядка 2 млрд рублей. В следующем году, возможно, будет еще больше. За счет внебюджетных доходов мы даже частично финансируем государственное задание, которое они получают.
По методике Минфина, если уже такой большой объем внебюджетных доходов, то необходимо переходить из бюджетного учреждения в какую-то иную форму, потому что у нас по сути скоро 50% доходов будет поступать из внебюджетных источников. В этой части Главрыбвод развивается очень активно. В Нацрыбресурсе и в ЦСМС тоже серьезные подвижки идут по динамике внебюджетных источников. Мы считаем, что это вполне нормально. Тем самым бюджетные средства быть могут в большем объеме направлены в том числе и на рыбоохрану, и на науку.

- Выходит, одна из целей реорганизации - это сократить бюджетные расходы?
- И это в том числе. Но это не единственная цель. Основная цель - это все-таки активное развитие новых направлений, важных для отрасли проектов.

- На последнем заседании правкомиссии вице-премьер Алексей Гордеев отметил, что нужно будет развести определенные госфункции, которые выполняют эти организации, и коммерческую деятельность. Каким образом это будет сделано?
- Это было опасение Федеральной антимонопольной службы, что если есть госфункции, то их надо развести. Но никаких госфункций в этих учреждениях нет.
Госуслуга - это, например, выдача разрешений, но ни ЦСМС, ни Нацрыбресурс таких решений не принимают. Это компетенция территориальных управлений либо центрального аппарата Росрыболовства. Поэтому в том смысле, как мы поняли ФАС, госуслуг там не предоставляется. Сегодня эти госпредприятия оказывают определенные услуги компаниям, какие-то платно, какие-то бесплатно, но то же самое может делать любая коммерческая организация. Пожалуйста, мы же никого не ограничиваем.

- На правкомиссии также прозвучало предложение ФАС привязать размер ставок сбора за ВБР к способу получения долей - на конкурентной или неконкурентной основе. Как вы относитесь к такой идее?

- Мне, честно говоря, уже сложно все это комментировать, потому что эта идея не проработанная, с листа что-то заявляется: давайте сделаем это или это. Не хочется так говорить, но раньше, когда жаловались, что много законов принимается, употребляли слово «нормотворческий», а здесь какой-то «аукционный»… Все-таки надо сначала какую-то цель определить.
На самом деле очень корректно, мне кажется, было высказано там же, на заседании правкомиссии, что у ФАС есть своя определенная ниша и зона ответственности. А вопросы, связанные с тем, как вести государственное регулирование в отраслях экономики, на мой взгляд, все-таки должны решаться отраслевыми регуляторами, которые и должны давать основные предложения. Иначе будет не совсем правильно. Это то же самое, если мы сейчас начнем писать изменения в 44-ФЗ или какие-то, не касающиеся нас, федеральные законы.

- А какова позиция Росрыболовства по другой инициативе ФАС - ограничить объем ресурсов у одной компании 50% квоты в одной подзоне?
- В этой части мы, кстати, с ФАС активно работаем. Эта инициатива как раз находится в их зоне ответственности. И за исключением ряда положений мы согласовали им этот подход. Не видим здесь проблематики с точки зрения организации рыболовства. Наверное, хотя бы такая конкуренция на бассейне по определенному набору видов водных биоресурсов должна быть.
Обсуждалось, будет ли это в целом применимо к бассейну либо к конкретной подзоне, но вроде вышли к тому, что это будет бассейн. Потому что есть подзоны, где у нас по какому-либо виду ресурсов и 100% может принадлежать одной компании, если это недовостребованный объект или объем вылова там настолько незначителен, что, если его разбить на трех пользователей, экономически неэффективно будет вести промысел.

- Именно на бассейне, не в подзоне?
- На бассейне, потому что, если взять на Дальнем Востоке какую-то маленькую подзону, где по некоторым объектам вылов будет небольшой, получится, что мы искусственно должны создать какого-то конкурента, которого нет и, может быть, не будет никогда. И в целом антимонопольное законодательство заключается в возможности влияния на рынок, на ценовую ситуацию. Но у нас подзоны в большей степени распределены по биологическому принципу, нежели по экономическому.

- А не получится так, что даже в рамках бассейна по некоторым ресурсам, которые добываются в небольших объемах, получится превышение уровня в 50%?
- Не думаю, что какие-то сложности возникнут. Это востребованные ресурсы. К тому же речь не идет о том, чтобы эти требования распространялись на все подряд объекты промысла. Мы считаем, что должна быть некая специфика. В любом случае, если увидим такие-то коллизии, будем их отдельно с коллегами обсуждать.

- К 1 октября 2019 года Росрыболовство должно завершить мероприятия по реорганизации системы научно-исследовательских институтов. На каком этапе сейчас эта работа? Каким образом будет выглядеть схема управления отраслевой наукой, в том числе флотом НИС?
- Сейчас созданы все филиалы, идет процесс передачи имущества, его регистрации. По ходу дела уже всплывает очень много интересных вопросов, связанных с возможностью более эффективного использования имущества, в том числе и флота.
Флот будет подчиняться головной организации с точки зрения контроля. Понятно, что оперативная работа будет оставлена в руках филиалов, хотя бы в силу разницы во времени с Дальним Востоком. Но согласование всех графиков, проведение закупочных процедур, что к сожалению, пока не с той эффективностью происходило, будет осуществляться головным институтом ВНИРО. Есть возможности по введению программ экономии средств в этой части.
Все филиалы у нас останутся в основных бассейнах. И мы приняли решение, что директор филиала ТИНРО будет являться также заместителем генерального директора ВНИРО. Поскольку Дальневосточный бассейн для нас крайне важен, там должен быть человек с определенным статусом и пониманием ответственности.
В целом процесс двигается неплохо. Думаю, что мы по итогам 2019 года сможем посмотреть, насколько он эффективен и какие результаты дал. В любом случае будет больше координации действий институтов, принятие базовых решений будет единое для всех.

- А эта жесткая вертикаль не скажется на качестве подготовки прогнозов и научных исследований? Останется у институтов и отдельных специалистов право на собственное экспертное мнение?
- Безусловно останется. Наоборот, как раз вот эта вертикаль позволит ученым напрямую доносить в Москву свое мнение и свою позицию. Это во-первых. А во-вторых, весь инструментарий, который выработан за эти долгие годы, будет сохранен. И ученые советы будут проходить, и отраслевые совещания, и научно-промысловые советы – все это останется. И, безусловно, решения по-прежнему будут базироваться на тех данных, которые дает нам наука.

- Переоформление документов не повлияет на сроки запланированных на 2019 год экспедиционных исследований?
- Там есть определенные риски сдвига начала ресурсных исследований по времени, но они небольшие – от десяти дней до двух недель. Сейчас институты активно работают над переоформлением документов, в том числе регистровых для научно-исследовательских судов. Но мы ставим задачу, чтобы все ресурсные исследования были начаты в срок. Сдвиги касаются только тех исследований, которые должны начаться в январе.

- С 1 января начал действовать новый формат прибрежного рыболовства. Какое количество заявок поступило от пользователей на «прибрежку»? И какие объекты промысла оказались наиболее востребованными для доставки на берег в живом или охлажденном виде?
- Если говорить о Северном бассейне, то, конечно, это треска. На режим прибрежного рыболовства на севере подано заявок больше, чем объем квот, который ранее мы выделяли на эти цели, - порядка 43 тыс. тонн. По Дальнему Востоку подано заявок на 350 тыс. тонн по разным видам. Это чуть меньше, чем выделялось до этого на прибрежное рыболовство, но все равно достаточно большой объем.
Посмотрим, как это будет работать, как пользователи будут этим пользоваться. Ожидаем на самом деле, что это создаст дополнительные возможности для перерабатывающих предприятий и обеспечит возможность поставок живой и охлажденной рыбы для населения в прибрежных субъектах Российской Федерации. Надеемся, что она и по цене будет достаточно доступной.

- А в прибрежных территориях готовы принять такой объем охлажденной рыбы?
- Думаю, что да. Посмотрим. К приемке-то готовы, а вот к хранению и к тому, что должна быть быстрая, цикличная реализация, - здесь вопрос.

- В том числе к оперативному оформлению уловов?

- Будем, конечно, смотреть, мониторить. Не думаю, что возникнут большие сложности, но в случае чего, будем собираться и поправлять наших администраторов на местах, просить все-таки внимательнее соблюдать сроки, которые отводятся на оформление такой продукции.

- Принятый спустя столько лет закон о любительской рыбалке - не самый простой для понимания документ. Каким образом рыбаков-любителей будут информировать об этих изменениях? Что в связи с этим планирует Росрыболовство?
- Закон задал основные базовые требования и базовые правила осуществления любительского рыболовства. Там четко указано самое важное - свободно и бесплатно.

- Так многие и услышат только, что это свободно и бесплатно. А то, что на самом деле есть определенные рамки, как это собираетесь доносить до населения?

- В том числе через средства массовой информации. Но все ограничения давно уже прописаны в правилах рыболовства, с которыми ответственные рыбаки знакомы, и в этой части закон не меняет чего-то принципиально. Введет запрет на оборот жаберных сетей, но он тоже будет зафиксирован в правилах. Вопрос встанет, конечно, с администрированием маркировки для районов Севера, Сибири и Дальнего Востока. Но закон вступает в силу только через год, еще есть время для подготовки всех дополнительных нормативно-правовых актов и разъяснительной работы с рыбаками-любителями.
В остальном рыбакам, конечно, надо смотреть правила рыболовства. Кроме того, мы сознательно отдали на усмотрение субъектов Российской Федерации функции по соблюдению баланса интересов между аквакультурой и любительской рыбалкой. Думаю, на местах власти все это видят, и им будет проще, чем из Москвы, решать эти вопросы.
Анна ЛИМ, Fishnews


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 67 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5

Часовой пояс: UTC + 4 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB